Люди всегда боялись прогресса / osa-opn.org

Быстрее, дешевле, лучше – технологии стали единственным полем, на которое люди полагаются в построении видения светлого будущего. Но с приближением 2020 года оптимизма не так и много. Новые технологии, которые доминировали в предыдущем десятилетии, кажется, только ухудшили ситуацию.

Социальные сети должны были объединять людей. Во время «Арабской весны» в 2011 году их хвалили как освободительную силу. Сегодня же они имеют горькую славу инструмента для нарушения приватности, распространения пропаганды и подрыва демократии, - пишет The Economist. Электронная коммерция и «гиг-экономика» удобные, но они опираются на труд людей, которым недоплачивают, обостряя тем самым неравенство и заполняя улицы машинами. Родители боятся, что смартфоны превратили их детей на зависимых от экранов зомби.

Читайте такжеNewsweek: Человеческий мозг из пробирки может стать умнее, чем природной

Технологии, которые будут доминировать в новом десятилетия, тоже бросают мрачную тень. Искусственный интеллект может оправдать предубеждения и предрассудки, угрожая рабочим местам и усиливая правление диктаторов. 5G в эпицентре китайско-американской торговой войны. Автономные автомобили до сих пор не работают, но уже могут сбивать людей. Опросы свидетельствуют, что интернет-компаниям сейчас меньше доверяют, чем банковской индустрии. А в это же время банки пытаются выставить себя новыми технологическими фирмами. Интернет-гиганты стали новыми банками, превращаясь из магнитов для талантов в парий. Даже их работники бунтуют.

New York Times подвел итог, какой мрак на нас надвигается. Издание пишет, что «пессимизм заменил идею неизбежного прогресса, порожденного научными и промышленными революциями». Правда, эти слова не свежие, а из статьи, опубликованной в 1979 году. Тогда газета писала о тревоге, которую вызвал «рост сомнений в способности общества удержаться под неудержимым потоком сил технологий».

Сегодняшние мрачные настроения сосредоточены на смартфонах и социальных сетях, которые появились лишь 10 лет назад. Однако беспокойство, что человечество сделало ложный технологический поворот или что конкретные технологии могут принести больше вреда, чем пользы, возникали и раньше.

Читайте такжеAssociated Press: Шпионы начали использовать созданные искусственным интеллектом лица

В 1970-х годах разочарование было вызвано тревогами из-за перенаселения, вреда для окружающей среды и перспективы ядерного истребления. 1920-й год стал свидетелем сопротивления против автомобилей, которые перед тем считали удивительным решением проблемы усталости лошадей. А индустриализацию в 19-м веке осуждали луддиты, романтики и социалисты, которые беспокоились из-за замены умелых ремесленников, упадка сел и страданий фабричных работников, которым приходилось работать в дымных цехах. Достаточно отойти в сторону и станет очевидно, что в каждом из этих исторических случаев разочарование вырастало из смеси нереализованных надежд и неспособности предсказать последствия. Технологии высвобождают силы творческого разрушения, поэтому вполне естественно, что это провоцирует тревогу. В любой конкретной технологии есть определенные недостатки, которые, кажется, преобладают выгоду. Когда такое происходит с несколькими технологиями одновременно, как сегодня, появляется широкое ощущение «техно-пессимизма».

Однако, пессимизм можно преодолеть. Слишком часто люди сосредотачиваются на недостатках новых технологий и принимают выгоду как должное. Тревоги о времени проведенном за экраном нужно взвешивать в контексте более существенной пользы вездесущей коммуникации, а также мгновенного доступа к информации и развлечениям, который дает смартфон. Большая угроза в том, что усилия луддитов избежать краткосрочных потерь через новую технологию, может закончиться закрытием доступа к долгосрочной выгоде. Экономист из Оксфордского университета Карл Бенедикт Фрей называл это «технологической ловушкой». Страх, что роботы украдут у людей работу, может подтолкнуть политиков к введению налогов на машины, чтобы отбить охоту у промышленников использовать их. Однако, в долгосрочной перспективе странам, которые хотят сохранить свои стандарты жизни на фоне старения и сокращения рабочей силы, будет нужно больше роботов, а не меньше.

Читайте такжеNewsweek: «Терминатора» не будет, у машин никогда не возникнет самосознания

Это указывает на другой урок, который заключается в том, что решение связанных с технологиями проблем очень часто включает применение еще больше технологий. К примеру, подушки безопасности и улучшения в конструкции автомобилей привело к тому, что в США количество смертей в автокатастрофах на миллиард преодоленных миль сократилось с 240 в 1920-х годах до примерно 12 сегодня. Искусственный интеллект использовали для обуздания потока экстремистских материалов в социальных сетях. Отличным примером могут послужить климатические изменения. Трудно представить любое решение, которое бы не включало инноваций в чистой энергетике, чтобы сократить выбросы в атмосферу.

Важнейший урок кроется в самих технологиях. Любая мощная инновация может быть использована как для добра, так и в злых целях. Интернет распространяет понимание, но также в нем же становятся вирусными видео, в которых людям режут головы. Биотехнологии могут повысить урожаи и вылечить болезни, но они же могут породить и смертельное биологическое оружие.

Читайте такжеИскусственный интеллект впервые в истории могут признать автором изобретения

Технологии как таковые – это не сила. Выбор людей, как их использовать, меняет мир. Поэтому «техлаш» или недовольство инновациями – это важный шаг к принятию важных технологических изменений. В лучшем случае, это поможет определить, как общество может справиться с изменениями, и ввести правила и политики для ограничения деструктивного потенциала. Здоровый скепсис означает, что вопросы решаются в ходе широких дебатов, а не решениями узкого круга людей.

Наверное, реальный источник тревоги – это не сами технологии, а рост сомнений в способности страны провести такие дебаты и найти хорошие ответы. С такой точки зрения техно-пессимизм – это симптом политического пессимизма.