За последние годы в сфере уголовной юстиции мы наблюдаем большое количество реформ и законодательных изменений, появление новых следственных органов. Несмотря на определенные положительные результаты, ключевые проблемы остаются неизменными: неэффективное использование ресурсов; перегрузка следственных органов и судов; в целом низкое качество работы следователей и прокуроров.

Масштабность этих проблем иллюстрируют их деструктивные последствия: расследование и судебное рассмотрение уголовных производств растягивается на годы и десятилетия; неэффективное расследование преступлений, представляющих высокую опасность для общества и личности (насильственные преступления, сбыт наркотиков); не привлечения особо опасных лиц, систематически совершающих преступления; сложность в получении компенсации за причиненный преступлением вред.

Решение этих проблем связано не только с законодательными положениями, но и с изменением подходов к управлению органами уголовной юстиции. Следственные органы не имеют собственных стратегических целей и приоритетов: отсутствует понимание сфер и категорий преступлений, сосредоточение на которых является критически важным. Как результат – органы следствия тратят свое рабочее время сразу на все преступления: кражу конфет из супермаркета, умышленное убийство и угон автомобиля. Такой подход нарушает необходимый баланс между потраченными ресурсами и результатом.

Усугубляет эту проблему закон, который требует открывать уголовное производство и осуществлять расследование по любому заявлению, даже если она не содержит объективных данных о преступлении. То есть, следователь должен провести полноценное расследование не для доказательства преступления, а его отсутствия. Как результат – следственные органы перегружены и в таких условиях невозможно качественно и эффективно раскрывать преступления. Это усиливает коррупционные риски, поскольку потерпевшие вынуждены искать пути для "мотивации" следователя заниматься их делом.

К неэффективному использованию ресурсов уголовной юстиции также приводят статистические показатели

Поэтому в Уголовном процессуальном кодексе нужно предусмотреть право следователя, прокурора отказать в открытии уголовного производства по безосновательным заявлениям. Для предотвращения злоупотреблений должно быть право на судебное обжалование таких отказов.

К неэффективному использованию ресурсов криминальной юстиции также приводят статистические показатели – когда ключевым критерием эффективности является количество уголовных дел, переданных в суд. Это стимулирует следователя заниматься мелкими преступлениями, которые можно легко и быстро передать в суд, чем долго расследовать один, хотя и особо опасный, но сложный в доказывании. Такая "зона комфорта" следователя значительно снижает его профессиональный уровень. А иногда желание успеть за показателями влечет фабрикование дел.

Таким образом, систему показателей должно заменить управление уголовной юстицией на основе стратегических целей. А еще важна координация усилий с четким разграничением функций различных следственных органов, чтобы не было дублирования работы – типичной проблемой сейчас является нарушение подследственности, которое приводит к неэффективному использованию правоохранительного ресурса.

Кроме того, указанные проблемы приводят к перегрузке следственных органов и судов. Разгрузить следствие поможет расширение полномочий потерпевшего и привлеченных им частных детективов по сбору доказательств. Как вариант, при определенных условиях (например, бездействие следователя) пострадавшему можно оказать права стороны обвинения, в том числе на осуществление сообщение о подозрении и обращения в суд с обвинительным актом.

Мы получаем большое количество запросов от иностранных граждан и компаний, пострадавших от действий мошенников в Украине

В какой категории преступлений потерпевший может выступать в качестве обвинителя? Этот вопрос требует дополнительного изучения. Однозначно такие права можно предоставить потерпевшим от имущественных преступлений. Например, в нашей практике мы получаем большое количество запросов от иностранных граждан и компаний, которые пострадали от действий мошенников в Украине. В каждом из таких дел возникает ситуация, когда следователь не имеет объективной возможности или желания эффективно их расследовать. При таких условиях достаточно сложно достичь возмещения имущественного ущерба, ведь это требует значительного времени и ресурса. Репутация страны страдает, инвестиционный климат ухудшается. Мы вынуждены работать за следователя, но для этого у потерпевшей стороны недостаточно правовых инструментов. Право на выдвижение обвинения и проведение собственного расследования является едва ли не единственным способом решить фактический коллапс следствия.

Отдельной проблемой является перегрузка судов. Эффективность всей уголовной юстиции зависит от скорости и качества судебного разбирательства дел. Рассмотрение большинства уголовных производств сейчас занимает годы, иногда – десятилетия.

Как разгрузить суды? Опять же, вопрос приоритетов и упрощения процедур, а не только укомплектованности судов. Нужно ли следователю, прокурору получать именно в судебном порядке решение о временном доступе к вещам и документам, если обладатель вещей и документов может отказаться от их предоставления, и тогда все равно надо будет обращаться в суд за обыском? Право на временный доступ можно передать следователю, прокурору.

Меру пресечения в виде личного обязательства следует вывести из-под судебного контроля и передать право его применения прокурору. Практика автоматического обращения за избранием мер пресечения по любому делу, даже когда для этого отсутствуют основания, должна быть прекращена. Как и практика передачи прокурором для исследования судом всех томов уголовного производства, даже когда отдельные документы не имеют никакого доказательного значения. То же касается автоматической подачи прокурорами апелляций на приговоры по "мягкости" наказаний, независимо от наличия для этого оснований. На все это тратится ограниченный ресурс судебной системы. В результате, насильственные и другие тяжкие и особо тяжкие преступления рассматриваются годами, ухудшается качество правосудия, нарушаются права лиц, потерпевшие не могут дождаться справедливого правосудия и компенсации вреда.

Уголовное производство напоминает поезд, который движется только в одном направлении

Очевидно, что не все дела, где есть подозреваемые, должны передаваться в суд, поскольку в начале расследования могут быть основания для подозрения, а по его результатам может оказаться, что лицо не совершало преступление или дело не имеет судебной перспективы. Сейчас следователи и прокуроры такой гибкости в принятии решений не имеют. Уголовное производство напоминает поезд, который движется только в одном направлении – если человеку вручено подозрение, дело должно обязательно передаваться в суд.

Что касается законодательных изменений, направленных на разгрузку судов, то такими должны быть упрощение процедуры рассмотрения уголовных проступков, перевод отдельных нетяжких преступлений в категорию проступков и повышению порога уголовной ответственности за преступления против собственности.

Денис Ненов, адвокат юридической фирмы "Ильяшев и партнеры"