цей матеріал доступний українською

Зеленский для New York Times: "Я ожидал войну, но не импичмент Трампа или пандемию"

14:29, 20 мая 2020
Политика
4233 0
REUTERS

"В прошлом году 20 мая я был окружен толпой людей, которые жали руку, "давали пять" и выстраивались в очереди за селфи, собираясь, чтобы посмотреть мою инаугурацию. Украинцы выбрали меня 73% голосов, связав со мной свои надежды на очищение коррумпированного правительства и построение стабильности", - пишет Владимир Зеленский в статье для New York Times.

Далее УНИАН публикует текст статьи президента Украины о своем первом годе работы без изменений.

Читайте такжеНаобещал и сделал: за час Зеленский выполнил 86 обещаний, а его предшественник Порошенко - лишь 30 (инфографика)

Я никогда не думал, что быть президентом просто. На прошлой работе я был комедийным автором и продюсером. Команда, которую я привел, была наполнена умными, энергичными, способными и преданными людьми, но многим из них не хватало опыта. У нас были большие надежды и твердая решимость улучшить положение нашей страны как внутри, так и на мировой арене. А потом начался прошлый год.

Давайте начнем со времен, когда слово "коронавирус" еще не было таким знакомым. Помните импичмент президента Дональда Трампа? После преследования высоких рейтингов в развлекательном бизнесе на протяжении большей части моей жизни хватило лишь одного телефонного звонка, чтобы стать действительно известным на весь мир. История с импичментом не была для меня комфортной. Она отвернула американское и международное внимание от проблем, которые были самыми важными для Украины, и превратила нашу страну в историю о президенте Трампе.

Другой большой вызов для моего президентства я унаследовал: на протяжении шести лет часть Донбасса на Востоке Украины была оккупирована незаконными вооруженными группами, которых поддерживает Россия. Миллионы потеряли свои дома из-за боев, десятки тысяч были серьезно ранены, а около 14 тысяч жизней были утеряны. Когда я занял свою должность, война зашла в тупик, а новые потери были почти каждый день.

Читайте такжеDie Welt: Поражение Украины в обороне вот России подорвет будущее демократии в Европе

Но все это может прозвучать как древняя история, потому что в марте я был вынужден столкнуться с другим большим кризисом, который я разделяю с другими мировыми лидерами. Это пандемия коронавируса. В Украине более 19 тысяч случаев COVID-19 и, к сожалению, около 600 смертей. Мы были вынуждены реструктурировать наше планирование бюджета, чтобы разобраться с падением глобальной экономики. Но не все так мрачно и пессимистично. Проблеском, который дает мне надежду во всех этих кризисах, стала одна и та же вещь - международное сотрудничество. Оно было и будет путем вперед.

Не важно, сколько мнений, сплетен и теорий кружит вокруг моего телефонного разговора с моим американским коллегой, и несмотря на тот факт, что эта дискуссия привела к импичменту господина Трампа, Украина остается надежным партнером и другом США. Мы получили военную помощь, которая была нам нужна для укрепления независимости нашей страны. Мы пользуемся поддержкой как демократов, так и республиканцев, а также простых людей по всем США (один из положительных результатов скандала: убежден, что теперь больше американцев и западных европейцев могут найти Украину на карте!).

Касательно войны на Востоке Украины, моя администрация понимает, что дипломатия и диалог - единственная возможность. Одним из первых моих приоритетов стало возобновить встречи лидеров Германии, Франции, Украины и России для обсуждения мира. Мы перезапустили диалог с Россией, и это позволило вернуть три корабля и 24 украинских моряка, схваченных на год раньше. Были также разведение сил на Донбассе и обмены заключенными, которые вернули 131 украинца домой. Но война в Украине подрывает безопасность и стабильность в Европе. И нам понадобится дальнейшая помощь от наших союзников, чтобы закончить ее.

Конечно, я признаю, что пандемия сорвала все. Социальное дистанцирование идет бок о бок с политическим дистанцированием. Кризис заставил многие страны сосредоточиться, прежде всего, на их домашних проблемах. Это понятно, но во времена международного кризиса, который не останавливают границы, мы должны не потерять фокус на огромном позитивном потенциале международного сотрудничества.

Читайте также"Мы вместе": посол ЕС рассказал о влиянии пандемии на евроинтеграцию Украины (видео)

Украина - не богатая страна, но мы решили, что должны сделать все возможное, чтобы помочь тем, кто страдает. Украинские инженеры сконструировали и построили самый большой в мире грузовой самолет, который доставляет медицинские поставки из Китая в Польшу, Францию, Германию и другие страны Евросоюза. В начале апреля мы отправили наших врачей в Италию. Их работа над лечением пациентов там помогла нам усвоить уроки о том, как болезнь распространяется. И это теперь дает информацию для наших собственных карантинных процедур и помогает спасать жизни здесь.

Мы также получили помощь от многих: США и Евросоюз передали миллионы долларов и евро финансовой поддержки в борьбе с коронавирусом. Турция и ОАЭ отправили нам нужную гуманитарную помощь в форме медицинского оборудования и защитного оборудования. Мы ожидаем обещанную поддержку со стороны МВФ и других для стабилизации экономики после пандемии.

Дорога к восстановлению длинная. Война на Донбассе еще не завершилась. Но, оглядываясь на мой первый год на посту и глядя на следующий, у меня есть надежда. Вместе мы сделаем мир и Украину лучше.

Читайте новости мира и переводы зарубежной прессы на канале УНИАН ИноСМИ

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter