Недоверчивое положение. Как команда Порошенко учила нас не верить им

Михаил Ганницкий
15:12, 27 ноября 2018
Политика
11860 1
Мнение

История с проталкиванием введения военного положения на пятом году войны и последовавшая за ней бурная реакция общества и парламента – закономерный результат крайне своеобразной информационной политики, избранной в свое время командой президента.

Слишком много раз общественности и СМИ нагло врали в глаза. Недоговаривали. Искажали. Откуда взяться доверию? Странно, что в АП не понимают этого. Еще более странно, что политологи и лидеры общественного мнения, близкие к Банковой, делают вид, что тоже этого не понимают. Складывается впечатление, что окружение президента искренне уверено в том, что доверие ко всем их словам и действиям сохранилось на уровне где-то июля 2014 года.

Нет, серьезно.

Вот, например, - это я слышал лично – в команде президента уверены, что общественность поверила – в знаменитой истории с «бриллиантовыми прокурорами» не было бриллиантов, барыги в погонах хранили в сейфах стекляшки. Кстати, что с этим делом?

Или, помню, как во время Дебальцевского котла, когда наше агентство стало публиковать тревожные новости с места событий, ссылаясь на аккаунты солдатов в соцсетях и сообщения волонтеров, мне звонил высокопоставленный чиновник АП и требовал не верить людям, находившимся там, настаивая, что «у нас идет успешная военная операция, вы нам ее срываете». После моего замечания о том, что нечто подобное мы уже проходили во время Иловайска – он бросил трубку. Кстати, как идет расследование по этим делам?

Не стоит удивляться, что в искренности намерений Петра Порошенко, издавшего указ о введении военного положения, у многих возникли сомнения

А ведь потом еще были Panama Papers, секретный отпуск некоего Петро Инкогнито на экзотических островах (без объявления об отпуске другого Петра – Порошенко – на сайте президента до того, как история всплыла), ведь еще не забыты перипетии дела Гандзюк. Свежа в памяти фамилия Семочко, чье пребывание на должности для президента – явно важнее его репутации. Еще есть назначения на высшие должности в президентской вертикали людей Януковича (чью люстрацию и отменил лично президент). А недавно всплывшая история с президентским банком, нажившемся на выводе из страны украденных миллиардов Януковича? А тайные встречи с Медведчуком?

И это ведь – лишь мазки, отдельные эпизоды в непрерывном потоке скандальных недомолвок или откровенной лжи, генерируемой командой президента.

Нет, вопреки святой уверенности этой самой команды в том, что у украинцев – короткая память – все это (и перечисленное, и остальное) не забыто. Поэтому – не стоит удивляться, что в искренности намерений Петра Порошенко, издавшего указ о введении военного положения, у многих возникли сомнения. А противостоять этим сомнениям странными аргументами вроде «мы должны освободить украинских моряков» - простите за тавтологию, сомнительная позиция. Как военное положение в Украине поможет парням, ставшим заложниками России? Ну, вот, ввели ВП – как это отразилось на их судьбе? Рассуждения о том, что фактор особого правового режима поможет лучше реагировать на российскую угрозу и возможное вторжение – также не выдерживает никакой критики. У нас было АТО и особый пограничный режим с оккупированным Крымом, и военное положение все эти годы было не нужно, чтобы украинские воины могли оперативно реагировать на возникающие угрозы. Разве что, им сильно мешал – выполняемый, кажется, только украинской стороной – «режим прекращения огня» на востоке страны. Кстати, военное положение, введенное в Донецкой области, как-то меняет этот «режим»?

…Но продолжим о недоверии. Увы, крайне высока вероятность, что в ближайшее время страна начнет все чаще сталкиваться с недоверием уже не внутренним, а более опасным внешним.

Неделю назад, на медийной конференции News Xchange в Эдинбурге была анонсирована панель о фейковых новостях. Автор этих строк посетил ее, рассчитывая услышать справедливую критику в адрес российских пропагандистов, вроде «Раша Тудэй» и «Лайфньюс», чья работа давно снискала надлежащие оценки. Однако, дискуссионная панель началась с того, что модератор объявил: «в нынешнем году фейковые новости на новый уровень подняла Украина».

Крайне высока вероятность, что в ближайшее время страна начнет все чаще сталкиваться с недоверием уже не внутренним, а более опасным внешним

А дальше был детальный сюжет о проведенной СБУ инсценировке убийства журналиста Бабченко. С комментариями главы украинской спецслужбы Грицака. И вывод из этого сюжета: Россия имеет основания считать, что выиграла в этой истории, так как СБУ и Генпрокуратура Украины смогли арестовать только одного человека, посредника, не провели над ним публичного суда и не предъявили никаких доказательств ни причастности Москвы к заказу на убийство Бабченко, ни того, что существовала реальная необходимость обманывать всю планету в течение полусуток.

Британские журналисты блюдут стандарты. Корреспондент предоставил слово Грицаку, прямо его спросив: «Как я могу вам верить?». В ответ на что главный украинский контрразведчик и контртеррорист разразился тирадой о том, что была проведена колоссальная работа, и собранные доказательства позволяют со всей уверенностью обвинять Россию в причастности. В общем, сказал примерно то, что привык вешать на уши украинским журналистам на пресс-конференциях. Используя старый добрый подход из анналов украинского пиара – не важно, поверят или нет журналисты, главное, чтоб в эфир попало – а там «недалекий» обыватель проглотит уж как-нибудь любую чушь. Ибо, зачастую, украинские журналисты пускают в эфир даже те заявления политиков, которые не кажутся им убедительными.

…Проблема только в том, что Грицак не говорит на английском. Его украинскую речь в части о тщательном расследовании и главном его достижении – сохранении жизни самого Бабченко – переводили для западной аудитории наложенным сверху дубляжом. Не подкрепленные же ничем выводы главы СБУ о том, что он «со всей уверенностью» может утверждать, что Россия таки причастна к заказу – оставили без перевода. Ибо профессиональные западные журналисты не дают использовать свое имя для проталкивания аудитории бездоказательных месседжей.

Говоря о фейках, в этом году подразумевают Украину, а не Россию

В рамках последовавшей за сюжетом дискуссии британские журналисты прямым текстом говорили о том, что самой очевидной целью инсценировки, похоже, был политический популизм.

Прекрасное достижение.

Говоря о фейках, в этом году подразумевают Украину, а не Россию.

Так стоит ли удивляться, что всемирно известное агентство фотоновостей Getty Images опубликовало фоторепортаж российско-украинского морского боя с подписью о том, что «три украинских корабля незаконно вошли в территориальные воды России»?..

Осознает ли команда президента, что кредит доверия – на исходе? Что парламентский скандал с военным положением (который, безусловно, не красит и отдельных депутатов) – это не просто происки врагов, в чем убеждают Порошенко люди из его окружения, а реальный показатель доверия к Верховному главнокомандующему?

И понимает ли президент вместе с тем самым своим окружением (включая упомянутого Семочко), насколько опасен такой уровень недоверия к главе державы в условиях реальной войны, которая уже 5 лет продолжается без объявления всяких военных положений?..

Хотелось бы, чтоб на Банковой об этом задумались. И избавились от иллюзий.

Потому что мы – вся страна – заложники этих иллюзий.

Михаил Ганницкий, шеф-редактор УНИАН

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter