«Переосмысление» стало одним из главных слов года для очень многих сфер. Эта же судьба у переговорных форматов, направленных на урегулирование российско-украинского конфликта.

Существующие переговорные форматы – нормандский и минский – поменялись ролями. Вместо обсуждения политики на уровне Н4,в уходящем году все большую значимость приобретала политподгруппа Трехсторонней контактной группы. Действующая переговорная команда продолжает декларировать вполне рациональный принцип «политическая составляющая прерогатива нормандского формата», но эти декларации серьезно расходятся с практикой переговоров. И виной тому только совершенная год назад ошибка: создание культа нормандской встречи на уровне глав государств, ради которой пошли на отвод на пилотных точках в обход Рамочного решения ТКГ, и согласование формулы Штатйнмайера.

Подобный подход не мог привести ни к чему, кроме все новых и новых условий от россиян в обмен на туманную перспективу проведения нормандской встречи. Стоит только вспомнить историю Консультативного совета, создания которого (по крайней мере пока, и именно под такой вывеской) удалось избежать едва ли не чудом, и попытки написания новых дорожных карт по имплементации Минских соглашений для разблокирования все той же ТКГ.

Россия не оставляла и не оставит своих попыток свести работу ТКГ к прямому диалогу Украины с незаконными вооруженными формированиями

После этих попыток «интенсифицировать диалог» украинские переговорщики попытались «размыть монополию боевиков на представительство ОРДЛО» и ввели в процесс представителей ОРДЛО от Украины. Эта мера не привела к демаршу НВФ, которого, по словам министра реинтеграции, ожидала украинская делегация. Присутствующие от НВФ наоборот всячески провоцируют представителей ОРДЛО от Украины, надеясь на эмоциональную и непродуманную реакцию всей делегации.

Россия не оставляла и не оставит своих попыток свести работу ТКГ к прямому диалогу Украины с незаконными вооруженными формированиями. После провала формата «консультативного совета», РФ продавливала эту идею через изменения в работе каждой из подгрупп. На уровне подгруппы по безопасности эта попытка вылилась в проект совместной с боевиками инспекции в Шумах, которая была сорвана за счет широкого резонанса. Во многом, поводом к реализации этой концепции, о которой россияне заговорили еще весной этого года, стало июльское решение о дополнительных мерах по контролю над соблюдением перемирия, с более чем спорной формулировкой о контроле над соблюдением режима прекращения огня «СЦКК в действующем составе».

Украинские переговорщики и действующая украинская власть в целом совершили большую ошибку, постоянно подчеркивая важность гуманитарной составляющей для нашей стороны

Да и само отношение президента, его Офиса, а также Минобороны к тому, что считать нарушением и срывом режима прекращения огня, позволяет представителям РФ снова и снова «продавать» видимость безопасности за новые политические уступки.

Работу в гуманитарной подгруппе тоже нельзя назвать конструктивной: Россия и подконтрольные ей НВФ требовали от украинской делегации правовой очистки удерживаемых лиц, и продолжали свои манипуляции с передачей нам людей, не имеющих отношения к конфликту.

Украинские переговорщики и действующая украинская власть в целом совершили большую ошибку, постоянно подчеркивая важность гуманитарной составляющей для нашей стороны, презентуя освобождение заложников как свое самое большое достижение, порой переходя черту, и деля из этого откровенный пиар-элемент. Теперь они пребывают в заложниках у этого нарратива и политической целесообразности как таковой, чем пользовалась и будет пользоваться Россия. Как это было, например, в случае пасхального обмена, когда Украине были переданы лица, о которых не было никакой информации, что могло означать только одно: это не пленные, которых в действительности запрашивала украинская сторона.

Украинскому руководству нужно избавляться от иллюзорных представлений по поводу самоценности каких бы то ни было встреч и форматов

Перемена позиции по поводу одновременного открытия КПВВ в Золотом и в Счастье (ранее последнее считалось недопустимым из соображений безопасности) также показала только свою бессмысленность: это никак не облегчило гуманитарной ситуации в Луганской области, так как боевики блокируют открытие КПВВ, но в очередной раз продемонстрировало, что украинские переговорщики готовы отставлять соображения безопасности на второй план, когда необходимо продемонстрировать некий результат в выставленный ими самими нереалистичный дедлайн.

Сегодня можно сказать с уверенностью: 2021 год должен стать годом прощания с иллюзиями и надеждами на «договоренности посредине». Украинскому руководству нужно избавляться от иллюзорных представлений по поводу самоценности каких бы то ни было встреч и форматов. До тех пор, пока у нас не появится реалистичной стратегииведения этой войны на политико-дипломатическом уровне, никакие встречи, «интенсификации работы в существующих форматах», оторванные от действительности дедлайны и тактические уступки не сработают.

Мария Кучеренко, руководитель проектов Центра исследования проблем гражданского общества

Читайте все мнения автора

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram