После сбитого Турцией российского самолета нас просто захлестнула вполне понятная волна симпатий к стране Кемаля Ататюрка, отдыха «олл-инклюзив» и лучших песен Виктора Павлика.

Моментально включился всяческий креатив: от идеи принести цветы к посольству Турции и карикатуры на Путина с полумесяцем в спине до подписи «Спасибо!» к картине Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Оказался востребован и задействован огромный массив культурных ассоциаций, связанных с Турцией: тут и «Турецкий марш», и песня «Истамбул-Константинополь», и призыв запретить хор Турецкого, и цитирование песенной строки «Не нужен мне берег турецкий» в связи с закрытием для россиян отдыха в Турции, и много всякого прочего.

Психологическая основа нашей реакции понятна: зарвавшемуся хулигану, терроризировавшему весь двор, наконец-то дали отпор в единственно понятной ему форме – заехали в наглую морду.

Каждый в этой ситуации находит пищу для мыслей и чувств. Политологи рассуждают о вариантах развития ситуации на российско-сирийском фронте и возможности начала третьей мировой войны, средний класс радуется перспективе спокойного отдыха на турецких курортах без гостей из Тагила, обычному народу просто приятно смотреть на выражение лица Путина в контексте эпизода с незадачливым Су-24.

Психологическая основа нашей реакции понятна: зарвавшемуся хулигану, терроризировавшему весь двор, наконец-то дали отпор в единственно понятной ему форме – заехали в наглую морду.

Однако дали-то не мы. Мы как раз в аналогичной, куда более серьезной и важной ситуации с Крымом проглотили сопли и позволили хулигану отжать у нас мобилку. Другой вопрос, что хулиган теперь сам не знает, что с этой мобилкой делать, поскольку зарядное устройство осталось у нас. Но сути дела это не меняет: турки показали и Украине, и всей Европе, как должно поступать с теми, кто нарушает порядок. Не трусливо калькулируя возможные негативные последствия для своей экономики, а действуя по уставу и правилам.

Санкции, конечно, воздействуют сурово и системно, но медленно. А чувство справедливости требует скорого удовлетворения.

Все понятно: Турция – член НАТО, большая страна с почти полумиллионной армией. Турция может позволить себе то, чего не может Украина, намертво связанная с Россией множеством энергетических, торговых и прочих связей. Но главное здесь – чувство собственного достоинства и характер, которые проявила Турция, и которых так не хватает не только Украине, но и куда более мощным странам, пытающимся увещевать Путина заклинаниями и ущемлять санкциями. Санкции, конечно, воздействуют сурово и системно, но медленно. А чувство справедливости требует скорого удовлетворения.

Именно отсюда всплеск искреннего восхищения турками, само название которых у нас всегда было сугубо пренебрежительным: эх ты, турок. Сегодня «турок» у нас звучит гордо, зато слова Гулака-Артемовского «Тепер я турок, не козак» приобретают более печальное для нас звучание.

Ну, а соседушки тем временем духовно мобилизуются против нового врага – подлого басурманина, предательски вонзившего нож в миролюбивую спину российского войска, якобы воюющего в братской Сирии с ИГИЛом. Так уж выстроилась в последние годы ситуация: что нам здорово – то соседям просто как известку кушать. Тут уж ничего не поделаешь, не мы начали эту историю. Мы, конечно, скакали на Майдане. Но исключительно – на своем.

Да, и теперь наверняка в России запретят народную песню в стиле «городской шансон» под названием «Турок», которую когда-то блестяще исполнял Аркадий Северный. Ведь там поется: «Из тысячи фигурок понравился мне турок, глаза его горели как алмаз». Сегодня это политически неправильно. 

Игорь Левенштейн