Интервью заместителя главы украинской делегации в ТКГ Витольда Фокина вполне резонно вызвало крайне эмоциональную реакцию внутри украинского общества. Ведь предложенный им «компромисс» – амнистия для боевиков в обмен на отказ России от идеи закрепления особого статуса в нашей Конституции - не является компромиссом в принципе. Для Украины в предложенной конфигурации нет хорошего варианта, оба они делают из нас проигравшую сторону. Все мантры о том, что «амнистию дают победители, нужно просто идти дальше и прощать» не имеют ничего общего с действительностью.

Воплощение такого опыта «прощения» довелось видеть в хорватском Вуковаре, который был возвращен дипломатическим путем

Широкомасштабная амнистия для членов НВФ или, как об этом принято говорить, опираясь на терминологию Минских соглашений, «участников событий в ОРДЛО» – это проблема на многие десятилетия после завершения собственно военного противостояния. Амнистия тех, кто выступал против территориальной целостности страны, будет разлагать самое главное, что необходимо для участников боевых действий, которые защищали суверенитет Украины – ощущение, что все жертвы были не напрасны, и они сделали единственно верный выбор.

В Украине закрепился нарратив о «непогрешимом и идеальном опыте хорватской мирной реинтеграции»

Воплощение такого опыта «прощения» довелось видеть в хорватском Вуковаре, который был возвращен дипломатическим путем. В свои визиты в Украину команда, занимавшаяся вопросами мирной реинтеграции хорватского Подунавья, открыто говорила о том, что у них была даже не амнистия, а «генеральное прощение» сепаратистов, взявших в руки оружие, но никого не убивших, и у нас, якобы, не будет никакого другого пути. В Украине закрепился нарратив о «непогрешимом и идеальном опыте хорватской мирной реинтеграции», который, якобы, можно будет легко перенести на украинскую почву.

Даже не беря во внимание тот факт, что сербо-хорватская и российско-украинская война – это разные конфликты, в основе которых лежат изначально разные причины и предпосылки, стоит задуматься о другом. Даже поколение детей тех, кто принимал участие в боевых действиях в сербро-хорватской войне, по сей день говорит, что им абсолютно безразлична национальная принадлежность тех, кто проживает в городе (Вуковар), а куда важнее, что далеко не все преступники, состоявшие в силах Сербской Краины, были наказаны. Этот город по сей день являет собой пространство памяти о той войне. Эта травма не пережита, и навязанное обществу «прощение» только сделало эту рану глубже.

Если говорить о попытке перенести такую модель на нашу почву, то однозначно можно утверждать, что выдать себя за «просто взявших в руки оружие, но никого не убивших» захотят очень многие их тех, кто в действительности ответственен за убийства, пытки и мародерство. И если с этими людьми откажется разбираться закон, очень многие ветераны не смогут не примерить роль закона на себя. Это будет прямой виной тех гражданских специалистов и экспертов, которые не противостояли таким сценариям со своей стороны и на своем месте. Такая ситуация будет просто разрывать украинское общество изнутри, что и нужно России. Так как хаос - это то состояние, в котором ей проще всего достигать своих целей.

Подобные тексты в принципе не имеют шансов появляться без предварительного согласования

Что бы сегодня не говорили в Офисе президента, это интервью наверняка не было случайным высказыванием или частной точкой зрения Витольда Фокина. В первую очередь, потому, что подобные тексты в принципе не имеют шансов появляться без предварительного согласования. Во-вторых, потому, что активности по поводу амнистии для «участников событий в ОРДЛО» за несколько недель до этого проявляли представители ОПЗЖ. Виктор Медведчук и Ренат Кузьмин направили обращение к Дмитрию Разумкову по поводу отсутствия подписи президента под законом «О недопущении преследования и наказания участников событий на территории Донецкой и Луганской областей», и отдельно обратились к Кравчуку по этому поводу, очевидно, апеллируя и к их достаточно длительной истории отношений.

Тема амнистии боевикам будет затрагиваться представителями антиукраинских политсил снова и снова

То есть, речь не идет о «случайностях». Налицо вполне внятная и четко оформленная тенденция.

Очевидно, тема амнистии боевикам будет затрагиваться представителями антиукраинских политсил снова и снова. А такие интервью Фокина – это, скорее, незатейливая двухходовая комбинация: сначала продемонстрировать полную готовность к «компромиссам», а потом заявить, что пожелания украинского общества, которое не приемлет таких инициатив, учтены, и попытаться продать некие более мягкие формы уступок РФ как свою «большую дипломатическую победу и готовность к диалогу с народом».

Но для того, чтобы такие «компромиссы» никогда не воплотились в жизнь, Украине необходимо выработать внятную стратегию по привлечению участников НВФ к ответственности. Это не должна быть широкая амнистия и, тем более, «прощение». Правильнее проводить полноценные проверки по каждому конкретному случаю.

Да, это огромный объем работ.

Да, люди, которые будут заниматься этими расследованиями, рискуют своей жизнью и здоровьем.

Но никакого другого пути у Украины нет, если кровь, пролитая нашими военнослужащими, защищавшими нас все эти шесть лет, еще что-то для нас значит.

Мария Кучеренко, руководитель проектов Центра исследования проблем гражданского общества

Читайте все мнения автора

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram