фото cheap-trip.eu

В статье Алекса Баркера, Хью Карнеги, Джима Пикарда и Криса Брайанта под названием «В Евросоюзе нет единого мнения в отношении того, насколько жесткими должны быть санкции против России», опубликованной в газете Financial Times, сообщают о том, что Великобритания, Франция и Германия предупредили Владимира Путина о том, что во вторник ЕС может ввести новые санкции, но страны-члены давно не могут прийти к согласию о том, как именно нужно наказать Россию за ее роль в украинском кризисе.

На Кремль обрушился шквал телефонных звонков в воскресенье – лидеры трех крупнейших стран ЕС предупредили российские власти о дальнейших санкциях, которые ожидают Россию, если она не поможет создать безопасные условия для эвакуации тел погибших и расследования крушения малазийского самолета.

В то время как вопрос о введении жестких санкций остается в тени гневных протестов мирового сообщества в связи с крушением гражданского пассажирского самолета, все еще неясным, станет ли эта катастрофа тем «тревожным звонком для Европы», который предусмотрел президент США Барак Обама. Европа отстает от США в том, что касается введения шести фаз санкций, как по их масштабу, так и по жесткости.

REUTERS

Некоторые различия все же уменьшились, и лидеры, которые выступают за ужесточение санкций, такие как британский премьер-министр Дэвид Кэмерон, считают, что  сопротивление Франции и Германии ослабевает. Но внутри Евросоюза нет единого мнения по поводу того, стоит ли нацеливать санкции на близкое окружение Путина, заманивать в ловушку российские энергетические группы, и вводить эмбарго на поставки оружия.

Эти различия, вероятно, окажутся на первом плане во вторник, когда министры иностранных дел ЕС встретятся в первый раз после крушения малазийского самолета, при этом они могут воспользоваться недавно расширенной правовой базой, которая дает им возможность вводить санкции против более широкого круга лиц и компаний. На понедельник не было запланировано проведение подготовительных совещаний, поэтому результаты завтрашней встречи могут быть непредсказуемыми.

«Что нам нужно сделать сейчас, так это использовать чувство шока, чувство возмущения, чтобы заручится поддержкой для более активных действий», – Филип Хэммонд, министр иностранных дел Великобритании, рассказал BBC, добавив, что Россия рискует стать «страной-изгоем».

В воскресенье президент Франции Франсуа Олланд, канцлер Германии Ангела Меркель и премьер-министр Великобритании Дэвид Камерон провели телефонный разговор, в ходе которого они быстро пришли к согласию о том, что приоритетным заданием сейчас является эвакуация тел погибших и обеспечение беспрепятственной работы следователей.

REUTERS

Елисейский дворец сообщил о том, что лидеры трех стран согласились, что министры иностранных дел ЕС на встрече во вторник  «определят, какими будут последствия», если г-н Путин не использует свое влияние, чтобы обеспечить работу по эвакуации тел погибших. На Даунинг-стрит заявили, что министры «должны быть готовы ввести дальнейшие санкции».

«Если это сделали сепаратисты, это было неизбежным результатом того, что в руки сумасшедшим и плохо обученным людям дали опасное оружие», – сказал Самуэль Чарап, директор российских и евразийских программ и старший научный сотрудник Международного института стратегических исследований (IISS)в Вашингтоне. Хотя г-н Путин не позволил бы «полностью разгромить» сепаратистов, он мог бы «обуздать» тех, кто помогает им из России, сказал он.

Тем не менее, говоря о различных приоритетных задачах, немецкие лидеры не упомянули санкции в заявлении, сделанном в воскресенье вечером. Пресс-секретарь Меркель говорил, что ситуация на месте катастрофы является «невыносимой», но отметил то, что канцлер прилагает усилия для того, чтобы способствовать возобновлению переговоров между Владимиром Путиным и украинскими властями.

Если все же будет политическая воля для немедленного расширения санкций, одной из возможных мер, по словам г-на Хэммонда, может стать «увеличение количества россиян, против которых будут направлены санкции, чтобы в «черный список» попали представители ближайшего окружения президента Путина».

Еще месяц назад Великобритания, Польша и страны Балтии попросили нанести удар по ближайшему окружению Путина, но такому расширению санкций противостояло  большинство стран-членов ЕС, в том числе Франция, Германия и Италия, которые опасались негативных последствий и того, что это может помешать дипломатическим переговорам.

REUTERS

«Меры против ближайшего окружения Путина до сих пор под большим вопросом», – сказал один высокопоставленный европейский дипломат, который принимает участие в переговорах, и добавил, что он надеется, что после авиакатастрофы «они смогут сделать хотя бы это». Другие европейские чиновники сомневаются в том, что трагедия в небе над Украиной серьезно повлияет на дебаты.

Кроме вопроса о санкциях против частных лиц, министры иностранных дел также обсудят возможные экономические ограничения для компаний; один дипломат предположил, что санкции могут коснуться российского производителя ракетного комплекса класса «поверхность-воздух» SA-11, с помощью которого, предположительно, был сбит малазийский самолет. Но учитывая зависимость ЕС от российского газа, министры будут более осмотрительны, обсуждая вопрос о санкциях против энергетических компаний.

Еще больше споров вызывает вопрос о том, стоит ли расширять масштабы возможных санкций. Во время саммита, который состоялся на прошлой неделе, Франция и Германия сопротивлялись призывам Великобритании и Польши ввести эмбарго на поставки оружия, что относится к третьей фазе санкций, от которых могут пострадать целые сектора российской экономики.

Представители Британии собираются напомнить об этих требованиях во вторник, несмотря на сопротивление французских властей, которые опасаются, что нападение на малазийский самолет вновь привлечет внимание мирового сообщества к спорному контракту на сумму 1,2 млрд. долл. о продаже Францией России двух вертолетоносцев типа «Мистраль», которые являются настоящим произведением искусства.

Один французский чиновник заявил, что введение дальнейших санкций «второй фазы» вполне возможно, но подчеркнул, что еще не наступил «момент», чтобы перейти к более широким санкциям. «На данный момент вопросов о продаже кораблей «Мистраль» не возникает», – сказал чиновник. «В настоящее время сделка продолжается».

Учитывая это, г-н Кэмерон разработал новый подход, согласно которому эмбарго нужно вводить только на новые лицензии на экспорт оружия в Россию. Такая формулировка не влияет на уже существующие французские контракты.

Даже в этом случае Франсуа Эйсбур, специальный советник в Фонде стратегических исследований в Париже, сказал, что позиция Франции может измениться. «Поставка кораблей теперь под вопросом. [Инцидент с малазийским самолетом] делает их поставку невозможной в плане моральном, политическом и все больше экономическом», – сказал он.

Свидетельством того, что появился дипломатический импульс для перехода к более жестким санкциям, стало заявление Норберта Реттгена, председателя комитета Бундестага по иностранным делам, который в интервью немецкой газете Welt am Sonntag сказал: «Боюсь, что введение более широких экономических санкций не удастся предотвратить».

Читайте новости мира и переводы зарубежной прессы на канале УНИАН ИноСМИ