в

Детективы Национального антикоррупционного бюро Украины вместо того, чтобы сконцентрироваться на предоставленные им задокументированные факты правонарушений на сотни миллионов долларов в ГПЗКУ расследовали сугубо хозяйственные правонарушения. Так в интервью изданию «Латифундист» прокомментировал инициацию уголовного производства в отношении себя экс-глава ГПЗКУ Валерий Томиленко.  

По его словам, в НАБУ не хотели ничего слушать, вникать в предоставленные им и адвокатами факты коррупции в ГПЗКУ и продолжали искать черного кота в темной комнате, в которой его никогда не было. «Дело началось в конце 2015 г. и продолжается уже более пяти лет. В этом деле я проходил сначала свидетелем, затем подозреваемым и в конце концов обвиняемым, при том, что следствию точно известно о сугубо хозяйственном характере дела», – отмечает Томиленко.

Экс-глава ГПЗКУ заявил, что Печерский, Киево-Святошинский районные суды по разным причинам отказывали в рассмотрении дела, мотивируя свое решение тем, что это дело НАБУ, по закону его должен расследовать Высший антикоррупционный суд, который заработал лишь с конца 2019 г. (через четыре года после открытия уголовного производства – прим. ред.)

Он также отметил, что «за полтора года работы антикоррупционного суда мы наконец получили возможность начать рассмотрение дела по существу». «Сейчас дело активно рассматривается, поэтому надеемся завершить его слушания в первой инстанции уже в августе-сентябре 2021 г.», – подчеркнул Томиленко.

Напомним, сейчас в Высшем антикоррупционном суде Украины длится судебное разбирательство по обвинению Валерия Томиленко в растрате имущества путем злоупотребления служебным положением. В частности, по заявлению прокурора САП Натальи Высоцкой, обвинение основывается на том, что Томиленко заключил в марте 2015 года два контракта общей суммой 88 млн грн. на поставку зерна будущего урожая без цели их выполнения.

В свою очередь адвокат Томиленко Назар Кульчицкий заявил, что ГПЗКУ получила прибыль и прокуратура не имеет никаких доказательств сговора или умысла невыполнения контрактов. «САП признает, что обвиняемые не получили выгоды с этих сделок. Так в чем же тогда преступление?», – удивляется Кульчицкий.