Иллюстрация / REUTERS

До формирования будущих отношений, вероятно, придется еще подождать, но формат ЕС после Brexit уже существует. Он образовался очень давно, поскольку британцы со многих практических точек зрения вышли из союза еще много лет назад.

Об этом пишет Politico, добавив, что утром в субботу ЕС проснется с пониманием, что Великобритания наконец ушла. Это будет не так момент, который обозначит новое радикальное изменение, как возможность оценить адаптированность блока к своей новой реальности. В то время, как процесс Brexit безнадежно блокировали в Вестминстере, Брюссель менял свою позицию в отношении различных проблем, таких как расширение, безопасность и оборона, становясь все более неохотным к приему новых членов (то, что Британия долгое время поощряла) и демонстрируя большую открытость военного сотрудничества (исторически Лондон был против этого).

Читайте такжеЕвропарламент окончательно ратифицировал соглашение о Brexit

Также появился новый, хоть и неопределенный, баланс сил. Натянутая линия между Парижем и Берлином заменила треугольник, в котором британцы играли роль посредника между готовыми тратить больше французами и экономными немцами. С выходом Великобритании из ЕС сформировалась новая коалиция стран-единомышленников, к примеру, из Нидерландов, Ирландии и стран Скандинавии. Они стали заменой британского инстинкта стремиться к более либеральной, меркантильной экономической политики.

Но хоть выход Британии дает дорогу этатизму Франции, Париж пока не воспользовался этим в полной мере. Частично это произошло потому, что бывший банкир Эммануэль Макрон лично более либерально настроен, чем его предшественники. А также потому что Берлин, Гаага и другие столицы твердо держатся за противоположную позицию. И хоть Brexit добавляет веса взглядам Германии и Франции, он не сделал процесс принятия решений в ЕС быстрее и эффективнее. Отказ Британии от членства сделал значительный вклад в единство союза в наиболее экзистенциальном смысле. Даже жесткие критики Брюсселя теперь не говорят о перспективах выйти из блока. Однако, потеря одного из членов не залечила внутренние расколы в таких сферах, как внешняя политика, и не смягчила внутреннее противостояние между Востоком и Западом.

Читайте такжеRzeczpospolita: Бессильный ЕС – вассал США, и кризис с Ираном это доказал

В отношениях с США Макрон стал самым тесным связующим звеном с президентом Дональдом Трампом. А британские ожидания после Brexit подтолкнули премьер-министра Бориса Джонсона к острому несогласию с Вашингтоном, в частности в вопросах изменения климата и безопасности сотрудничества с китайской компанией Huawei. В вопросе безопасности и обороны усилия ЕС достигли определенного, хоть и очень медленного прогресса. Несколько чиновников рассказали, что отсутствие Британии остро ощущалось во время дебатов о начале переговоров о вступлении в союз Албании и Северной Македонии. Лондон всегда поддерживал расширение ЕС в прошлом и высказывался за предоставление членства двум балканским странам. Но в этот раз он не принимал участие в ожесточенной дискуссии, что привело к тому, что Франция при поддержке Дании и Нидерландов заблокировала начало переговоров.

Когда же Великобритания вдействительности покинула ЕС? В Брюсселе до сих пор спорят насчет этого. Но дипломаты и чиновники убеждены, что это произошло за долго до сегодняшней ночи, когда выход состоится формально. С другой стороны осуществить разрыв тоже трудно. За исключением того случая, когда этим процессом занимались на протяжении трех лет и 221 дня.

Читайте такжеWashington Post: "Ужасные десятые" закончились, но двадцатые могут быть еще хуже

В ответ на вопрос о дне фактического выхода Британии из ЕС, европейские дипломаты называют разные даты. Одни говорят, что это произошло во время референдума в 2016 году. Другие же считают, что все произошло после того, как премьер-министр Тереза Мэй объявила свои красные линии. Есть и те, кто считает, что Британия отвернулась от Европы в сентябре, когда премьер-министр Борис Джонсон сказал британским чиновникам больше не ходить на заседания.

В Еврокомиссии, однако, Лондон перестал играть важную роль, когда Джонатан Хилл ушел с должности главы финансовой службы ЕС. Это произошло 25 июня 2016 года, через два дня после того, как большинство проголосовало за Brexit. Только в Европарламенте британское присутствие ощущалось все время вплоть до конца, но лишь в форме вклада отдельных ее представителей и в лидерской роли в некоторых комитетах. Раздробленная британская делегация до последнего дня спорила о Brexit с хрипом в голосе.

Читайте такжеПарламент Северной Ирландии впервые за три года возобновит работу

«Они были в настроении уйти достаточно длительное время», - сказал неназванный дипломат ЕС.

Для некоторых выход Великобритании стал посмертной местью за президента Франции Шарля де Голля. Ведь это стало доказательством правильности его решения блокировать вступление королевства в ЕС на протяжении 40 лет. Британия на самом деле никогда не подходила союзу. Ее нежелание переходить на евро, постоянные требования делать для нее исключение в политике ЕС, не говоря уже о требованиях бюджетных скидок, лишь укрепили убеждение, что она была на самом деле аутсайдером от самого вступления.