REUTERS

Об этом пишет Ханс Лейендекер в своей статье «Ах да. Снова?», опубликованной на сайте немецкой газеты Süddeutsche Zeitung.

Кибер-атака на офис канцлера? АНБ? Это предположение, эта новость не вызвала никакой суматохи в Берлине, первые реакции были сравнительно сдержанными: Ах да. Снова. Прослушивание фоновых разговоров политика вызвало бы больший всплеск эмоций; неясно, неужели АНБ и ЦРУ настолько дерзкие, наглые или просто глупые, чтобы шпионить за своими друзьями.

При дальнейшем выяснении история оказывается еще хуже. Это была, вероятно, не настоящая шпионская атака на штаб-квартиру правительства. Якобы пострадавший начальник отдела в ведомстве канцлера – это всего лишь  сотрудник. Также событие, если его можно так назвать, не ново, это несколько устаревшая история. И мы не знаем наверняка, протестовали инсайдеры, стоят ли за этим спецслужбы. Если это так, то, возможно, это АНБ. Но, может быть, и нет. В прежние времена, до истории с АНБ, это, возможно, и не привлекло бы внимания. Кто, когда, как, почему – в этом случае очень сложно объективно все оценить.

Интересно, что американские спецслужбы считают способными на все

Интересно, что американские спецслужбы настолько подорвали здесь (в Германии) свою репутацию, что им приписывают все плохое. Это просто дилетантство, что Соединенные Штаты беспрестанно оскорбляют ФРГ. Немецкая общественность выучила урок и знает, что американская жажда информации не остановится даже перед канцлером. То, что Барак Обама после раскрытия истории объявил телефон канцлера неприкасаемым, означает только, что телефоны других политиков по-прежнему можно прослушивать. Каждый может предположить, что американские спецслужбы хотят составить о нем мнение; не важно, политик ли это, бизнесмен, руководитель, солдат или кто-либо другой.

Ухудшению немецко-американских отношений в этом году послужил также случай с агентом Федеральной разведывательной службы, которому платило ЦРУ. Человек продавал информацию службам США, и некоторые неприятные подробности, очевидно, станут известны общественности в 2015 году во время процесса. Расходы, доходы и результаты действий ЦРУ были - как почти всегда - несоизмеримы.

То, что федеральное правительство тогда потребовало от ЦРУ покинуть страну, было выражением гнева из-за неумеренности Вашингтона. Высылка была сигналом. Честная выдача Эдварда Сноудена, как свидетеля перед комитетом по расследованию, была бы очень смелым знаком.

Вполне может быть, что дружба для спецслужб не является относительной категорией. Но это очень непрофессионально, везде и при любых обстоятельствах пытаться получить все доступные данные. Тогда никто больше ничего не будет понимать. Очень плохо, когда никто не знает, кто и что совершил.