Внутренняя европейская гармония начала 90-х годов ХХ века сначала сильно пошатнулась в результате неудачи проекта Европейской Конституции середины 2000-х и была впоследствии фактически разрушена политическими амбициями, игнорирующими настроения обычных европейцев. Очевидно, им был крайне необходим период определенной внутренней перестройки и переосмысления себя, как одного сообщества. Насущность последнего стала, пожалуй, наиболее очевидной в свете настроений, проявившихся в результате финансового кризиса в Греции 2009 года, которые во многом были тогда откровенно проигнорированы европейским истеблишментом.

Оккупация Россией Крыма, террористические атаки исламистов, беспрецедентные волны внешней миграции, выход Британии из Евросоюза и победа Дональда Трампа на выборах в США привели Европу в состояние явной растерянности. Европейцам сегодня кажется, что в один момент рухнула не только архитектура безопасности на континенте, но и устоявшийся образ жизни, к которому они привыкли за последние десятилетия спокойной и безопасной жизни. 

В то же время, по-видимому неправильно соглашаться с существующим мнением о якобы серьезном кризисе европейских ценностей. Скорее всего, явную неудачу потерпел курс на неоправданное ускорение политической интеграции при явном отставании экономических реалий, сохранении диссонанса в фискальной сфере, продолжении существования значительных культурно-ментальных различий, влияющих на отношение населения разных стран к актуальным вопросам дальнейшего развития ЕС.

Европейцам сегодня кажется, что в один момент рухнула не только архитектура безопасности на континенте, но и устоявшийся образ жизни

В этом контексте следует добавить, что Кремль за последние годы не только создал в Европе широко разветвленную так называемую «сеть друзей Путина» и даже начал влиять на политическую ситуацию, но и умело использует западный плюрализм и открытость для достижения своих целей.

Известными инструментами влияния России являются коррупция, дезинформация, экономический и энергетический шантаж, мобилизация русскоязычных диаспор, неправительственные организации и экспертные центры, финансируемые из российских источников, Русская Православная Церковь и даже некоторые СМИ. Причем для каждой европейской страны избирается отдельная стратегия и тактика воздействия. Москва также активно использует действующие стандарты западной журналистики, которая для нейтральности в равной пропорции предоставляет слово обеим сторонам, и очень часто тем самым «nolens volens» способствует российской пропаганде.

Недавний наплыв в Европу мигрантов из Северной Африки и Ближнего Востока существенно обострил вопрос интеграции беженцев с иной культурой в европейские общества и спровоцировал широкую общественно-политическую дискуссию вокруг этой проблематики.

Итак, очень важное и даже определяющее значение для дальнейшей судьбы Европы будет способность ее политической элиты, бюрократического и военного истеблишмента, интеллектуалов и просто активных слоев населения осознать необходимость переосмысления на современном этапе уникальных черт и особенностей европейской цивилизации.

Как никогда актуальной для европейцев является необходимость нового взгляда и подхода к либерально-демократической теории, основанной на убеждении в разумности человека априори, на фоне последних тенденций политической жизни, которые определяются прежде всего ощущениями и чувствами. Опасность последнего хорошо известна из европейской истории и явно потребует соответствующего системного противодействия для недопущения беспринципной спекуляции на некоторых элементах человеческого подсознания в корыстных целях.

Очевидно, страны ЕС также должны наконец принять меры по решительному противодействию влиянию России

На инстинктивном уровне ощущается потребность в новом европейском «Ренессансе», в рамках которого состоялась бы широкая дискуссия и были найдены хотя бы ориентировочные ответы (в том числе философского характера) на вопрос, на каких направлениях, а главное - насколько быстро должны проходить трансформации на европейском континенте.

Очевидно, страны ЕС также должны наконец принять меры по решительному противодействию влиянию России, которая хочет не только подорвать Трансатлантические связи, но и дискредитировать общеевропейскую интеграцию, как цивилизационный проект. На это путинской Россией сегодня брошены значительные силы и ресурсы. Именно это является стратегической целью Кремля.

Вероятно, ближайшее будущее Европы будет зависеть от положительных или отрицательных результатов компромисса между двумя основными группами стран: так называемыми «старыми» участниками Евросоюза, которые выступают за сохранение и дальнейшее увеличение полномочий наднациональных органов, и условными «неофитами», в частности «Вышеградской группой», а также Швецией, Данией и странами Балтии, которые, как представляется, сегодня более склонны к проведению национальной политики.

В перспективе даже существует реальная опасность региональной фрагментации Европы: Северный регион (Скандинавские страны, страны Балтии), Центр (Германия, Нидерланды, Бельгия, Люксембург, Ирландия), «Южная ось» (Франция, Италия, Испания, Португалия, Греция, Кипр, Мальта). В принципе со стороны кажется, что такие, пока еще возможно ситуативные группы, в ЕС уже почти сформированы.

Что же будет представлять собой Европа в перспективе в целом, и Европейский Союз, в частности, прогнозировать довольно сложно. Из Киева представляется, что главным фактором, определяющим дальнейшее будущее Европы будет то, вспомнят ли сами европейцы, для чего они почти 60 лет назад начали непростой процесс создания объединенного европейского сообщества, или верх в их настроениях надолго займут ксенофобия и эгоизм, а популярность получат популисты и демагоги.

Олег Белоколос, эксперт «Майдана иностранных дел»

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram