Летний период на рынке топлива, несмотря на общий период отпусков и затишья, богат на события и информационные вспышки, что в очередной раз доказывает отсутствие реальной государственной политики в этой области.

Именно политики как способа настройки рыночных отношений, а не ручных механизмов или ситуационных решений.

Единственное, что остается стабильным - это зависимость украинского рынка топлива от импорта. Украина продолжает оставаться в своем потреблении на 80% зависимой от импорта дизельного топлива и сжиженного газа, на 50% от импорта бензина.

По данным 2020 года, почти 78% импорта составляет белорусский бензин (851 тыс. т), а доля импорта дизеля из Беларуси составляет 35% (2,18 млн.т.), Доля импорта сжиженного газа 16% (265 тыс. т.), Доля импорта дизеля из России составляет 40% (2,6 млн.Т.), а сжиженного газа 44% (715 тыс. т.)

Последний круговорот зависимости Украина-Беларусь-Россия проявился после введения СНБОУ санкций против Proton Energy S.A., который поставлял дизельное топливо и сжиженный газ производства "Роснефти". Доля поставок Proton Energy S.A. в объеме общего потребления Украины составляла ~ 20-25%.

Тогда правительство искало варианты замещения поставок российского топлива из-за увеличения объемов морского импорта и договоренностями по наращиванию поставок с белорусских НПЗ.

Когда и основной производитель белорусов - Мозырский НПЗ - должен был останавливаться на плановый ремонт, что в дополнение к остановке российских поставок еще больше создавало дефицит на рынке, снова вопросы решали или увеличением доремонтных отгрузок, или увеличением морского импорта, который, в свою очередь, тоже ограничен пропускной способностью портов, перевалки и свободными мощностями Укрзализныци.

При этом, информация о наполнении рынка благодаря увеличению мощностей переработки отечественных производителей, которых в Украине всего два (Кременчугский и Шебеленский НПЗ), всегда оставалась вне поля зрения.

Политика государства в первую очередь должна была бы ориентироваться на собственное обеспечение страны, развитие мощностей и создание условий, когда импорт не играет решающей роли на рынке.

Тем более когда основными импортерами являются страны, которые ведут себя крайне непредсказуемо.

Вместо того, чтобы ограничивать импорт из страны-агрессора, мы везем из России сжиженный газ, вытесняя собственный бензин, а вместо создания условий для собственного производства - договариваемся с белорусскими НПЗ о увеличение импорта для покрытия российского ограничение поставок дизеля.

То, на что мы закрывали глаза и считали, что этого нет, достаточно четко прозвучало на пресс-конференции Лукашенко, состоявшейся 9 августа этого года.

Если государство не видит свою энергозависимость в поставках топлива от России и Беларуси, которые ведут общую политику, то Лукашенко этим откровенно бравировал и давал понять, что это услуга с его стороны, которую он может и не предоставить при желании.

Как отметил Александр Григорьевич, за одни сутки Беларусь и Россия могли бы прекратить поставки горючего, которые в балансе украинского рынка составляют со стороны Беларуси 35%, а со стороны России - 35-40%, и это бы принесло немалые проблемы Украине.

Нужен ли еще какой-то сигнал украинским властям, чтобы начать сбрасывать ярмо энергозависимости…

С 1 августа текущего года Кременчугский НПЗ на собственный риск почти вдвое увеличил объемы переработки, что позволит еще на 20% наполнить рынок.

Но проблемы, которые нуждались в решении, остаются. Структура потребления топлива в Украине, сформировавшаяся за последнее десятилетие деформирована. В 2012 году потребление бензинов в Украине составило 4,2 млн. тонн в год, а в 2020 году - 2,1 млн. тонн (-50%). В тот же период, потребление сжиженного газа на транспорте выросло с 0,8 млн. тонн до 2,03 млн. тонн в год (+253%). На рынке произошло замещение бензинов сжиженным газом.

В Украине же, на фоне падения потребления бензина до 18% в 2020 году с 46% в 2012, показатель потребления сжиженного газа вырос с 8% до 20% соответственно. 

Сжиженный газ лучше продается, потому что он дешевле за счет льготного акциза (52Є/1000 л), что был введен режимом Януковича для монополизации рынка олигархом Курченко. Акциз на газ вчетверо меньше акциза на бензин (213,5 есть/1000 л.) и почти в два с половиной раза меньше акциза для дизеля (139,5 есть/1000л).

Импортируем мы этого газа из всего потребления более 80%. Развивать собственное производство бензина без создания равных условий для всех видов топлива, а в первую очередь без отмены льгот для российского импорта, крайне проблематично.

Уже почти год в парламенте зарегистрирован законопроект №4098, балансирующий акцизы, но он до сих пор не рассмотрен комитетом.

Но ведь вопрос выравнивания рынка после сбалансирования акцизов, что десятилетие был деформирован, это не дело одного дня. Сейчас быстрые решения, что принимались во время кризисных ситуаций на рынке, снова вернули Украину в состояние зависимости.

Белорусский блиц-криг с остановкой поставок окажет существенное негативное влияние на рынок, который за день выровнять не получится. Если это не будет решение Лукашенко, то это могут быть санкции со стороны США и ЕС по отношению к Беларуси, которые уже частично внедряются и которые Украина должна будет учитывать.

Поэтому подобные сигналы следует воспринимать очень серьезно и в конце концов хотя бы на 30-м году независимости Украины начать воплощать эту независимость в жизнь.