Блокирование продолжается. Среднестатистический комментарий условного провластного заднескамеечника с горнолыжным «загаром енота» по этому поводу выглядит примерно так: «я только что вернулся с округа (при этом заднескамеечник не обязательно мажоритарщик, - авт.). Там я провел стопятьсот встреч с простыми людьми. И на каждой встрече меня спрашивают – когда ж вы уже начнете работать? Мы ж вас выбирали не для того, чтобы вы блокировали. Прекращайте это дело и немедленно принимайте нужные избирателю законы!»

Подразумевается, что возмущение народного избранника должно передаться зрителю, которому оно и адресовано. Даже если зритель не только не присутствовал ни на одной из озвученных встреч, но и ни сном не духом не слыхал о таковых, живя в регионе, ставшем объектом трогательной опеки избранника. Но почему-то не передается. Ибо не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать простые вещи. Если даже «простые люди» попадают на прием к своему депутату, то просят они его, как правило, не принять какой-то закон, ибо понимают всю глупость такого требования к одному депутату, когда для принятия закона нужно минимум 226.

В основном люди просят или банально денег, или помощи в решении какого-нибудь вопроса локального значения, не входящего формально в сферу депутатских полномочий (ремонт крыши или труб, приведение в порядок дороги, и т.д. и т.п.). Работа депутата их устроила бы больше, если б он вообще не выезжал ни в какой Киев ни на какие сессии, а сидел дома и «решал вопросы», являя собой помесь Рокфеллера с начальником ЖЭКа.

Да и в самом деле – так уж блокирование трибуны оппозиционерами мешает принимать законы, так уж эти законы нужны избирателям и так уж народные избранники горят желанием эти законы принимать? Для ответа достаточно рассмотреть два последних пленарных заседания, проведенных, когда трибуна не была заблокирована.

Последнее заседание первой сессии новоизбранного парламента имело место 10 января. Чем занимались на нем депутаты? Сначала спикер Рыбак сделал объявление о трех новых зарегистрированных депутатах. Потом новички принесли присягу. Прозвучала еще пара объявлений о создании межфракционных депутатских объединений, после чего по требованию «Батькивщины» и «Свободы» был объявлен перерыв. После перерыва оппозиция заблокировала трибуну, и Рыбак объявил еще один перерыв – до четырех часов дня.

В четыре заседание продолжили. Уволили Арбузова с поста главы Нацбанка в связи с переходом в правительство и, внимание, приняли-таки один закон! О направлении украинского военного контингента в африканскую страну Кот-д'Ивуар. Название страны спикер так и не смог выговорить даже с нескольких попыток, но контингент все равно отправили. После этого был объявлен еще один перерыв. На этот раз уже по просьбе регионалов и коммунистов. А после перерыва заседание было закрыто. Вот такая работа.

Вторая сессия должна была начаться в первый вторник января, но из-за блокирования трибуны ее начало откладывалось под нарастающие вопли о том, что надо прекратить блокирование и принимать столь важные и актуальные для страны законы. Наконец 22 февраля блокирование было снято и началось первое (и пока что последнее) заседание второй сессии.

На этом заседании депутаты спели гимн, приняли изменения в регламент и проголосовали за постановление о евроинтеграции, чтобы сделать приятное накануне саммита «Украина - ЕС». Казалось бы, самое время наконец-то начать принимать законы, о которых так много со слезой и надрывом говорилось на телекамеру. Не тут-то было. Заседание сразу закрыли, а стоны про то, как коварная оппозиция не дает принимать законы, продолжили.

А что же сами законы? Напомним, что граждане на каждой встрече чуть ли не за грудки трясут народных избранников, требуя их принятия, а коварная оппозиция блокирует. Так вот, согласно сайту парламента, уже подготовлены к рассмотрению на пленарных заседаниях десять (!) документов. Десять – это минут на сорок работы.

О каких документах идет речь? Прежде всего – это проект постановления о праздновании 150-летия со дня рождения Тимофея Бордуляка. Это важно, черт побери! Редкая встреча депутат с избирателями обходится без упоминания о необходимости отметить достойным образом годовщину Тимофея Бордуляка, а тут проклятая оппозиция с ее блокированием.

Есть еще шесть законов «с предложениями президента Украины». То есть законы, на которые Янукович наложил вето. Все эти законы профильными комитетами и научно-экспертным управлением парламента рекомендовано либо отклонить, либо отправить на доработку. В одном случае рекомендовано принять с отдельными предложениями президента, но это невозможно. Вето есть вето: либо соглашаться со всеми, а не отдельными предложениями главы государства, либо искать триста голосов, чтобы вето преодолеть. И, наконец, есть три законопроекта, два из которых профильные комитеты рекомендуют принять за основу, а один – принять в первом чтении и в целом. Это десять минут работы.

А теперь впору задаться вопросом – так ли уж в самом деле мешает нынешнее блокирование нынешнему законотворчеству, как это пытаются представить? Не думаю…

Игорь Гридасов