Углехимия? Режим продолжает поиски выхода из энергетической ямы

17:40, 02 февраля 2012
Разное
3750 0

Исходная точка — мы так дружим с Россией, что газ будет дешев, как ни у кого и никогда.

Мы отдадим Крым — и газ будет дешев.

Через неделю мы договоримся, и газ будет дешев.

Нам вообще газ не нужен.

Нам газ не нужен, потому что у нас угля много.

И вот новый рецепт: “Сейчас мы углехимией будем заниматься”.

Коллективы нескольких украинских институтов, в названии которых есть слово “углехимия”, некоторое время будут преисполнены радостью и надеждой — наконец о них вспомнили! Миллионы украинцев в очередной раз убедились: у профессионалов всегда найдется чудо-оружие! Вы на нас «генерала мороза» — а у нас углехимия! “Из угля можно производить газ, топливо, мазут и тому подобное”.

О чем речь?

Поскольку не все в стране изучали химию после школы, обратимся к источникам доступным, к Википедии.

Итак, углехимия “разрабатывает и осуществляет процессы и методы термической, химической переработки угля. Углехимия — теоретическая основа коксохимии, процессов химико-технологической переработки торфа и сланцев, газификации и гидрогенизации угля”.

Это направление химии возникло в 20-х годах прошлого столетия в Германии, разоренной, бедной стране с лучшей в мире (на то время) химической научной школой. Трудами Фишера и Тропша была создана технология газификации угля с получением газа синтеза — смеси СО (моноокисел углерода, больше известный как чадный газ), который можно превращать, кроме других ценных продуктов, в жидкое топливо. Еще раньше были изобретены методы прямой гидрогенизации угля, но немецкие технологии оказались лучшими.

Промышленную переработку угля в жидкое топливо использовали страны, которые находились в крайне тяжелых обстоятельствах: Германия и Япония во время Второй мировой войны, Южно-Африканская Республика в условиях эмбарго. У ЮАР производят синтетическую нефть из угля и сейчас, но для дальнейшей переработки как химического сырья. Причины банальны.

Природный газ доходит от скважины к потребителю (ТЭЦ) самым дешевым видом транспорта — трубопроводом. Сжигание газа легко автоматизируется. Твердых отходов не создается.

Уголь нужно поднять на поверхность из шахты, обогатить (отделить составляющие, которые не горят), загрузить в вагоны, перевезти к потребителю (ТЭЦ), выгрузить из вагонов, сжечь. Оборудование для сжигания угля сложнее. В придачу образуются твердые отходы на стадии обогащения и во время сжигания.

Чтобы получить тепло из синтетического жидкого топлива нужно поднять уголь из шахты, обогатить, загрузить к вагонам, привезти на химический завод. Гидрогенизировать — тратя на это энергию и получая отходы. Жидкость загрузить в цистерны и перевезти к потребителю (ТЭЦ). Выгрузить из цистерн. Технология сжигания жидкого топлива по сложности ближе к сжиганию природного газа.

Синтез-газ можно сжигать только на месте его получения. Помните, одна из его составляющих частей — чадный газ? Имеющиеся газопроводы для транспортировки использовать невозможно, естественной газ метан существенно отличается по физическим и химическим свойствам, смешивать их нельзя. Потому синтез-газ используют для синтеза органических веществ — отсюда и название.

Говоря человеческим языком, гидрогенизировать уголь с целью сжигания так же разумно, как сделать из древесины мебель, покрасить ее, поломать и бросить в печь. За работой и согреться можно.

Во время войны и эмбарго смысл производить синтетическую нефть есть. Производить из угля продукты так называемой “тонкой химии” есть смысл там, где естественной нефти маловато. Для Украины много мощностей одного предприятия, которое перерабатывает побочные продукты всех коксохимических заводов страны. Предприятие входит в состав “Метинвеста” и работает в основном на экспорт. А какой смысл производить жидкое топливо из угля в мирное время?

В соответствии с той же Википедиейстоимость строительства завода мощностью 80 тысяч баррелей в день (приблизительно — 4,6 млн. тон в год) синтетической нефти составляет 7-9 млрд. долларов (в ценах 2007 года). Сжигание такого количества жидкого топлива эквивалентно сжиганию приблизительно 4,3 млрд. кубометров природного газа. А потребность завода в сырье – угле – достигнет примерно 6 млн. тон в год (выход синтетической нефти из угля — 50-80%, примем 75%).

Но сжигание 6 млн. тон угля эквивалентно сжиганию 4,6 млрд. кубометров природного газа. То есть с десяток миллиардов долларов, лет пять строительства, чтобы из того же количества угля получить меньше тепла. Это без учета расходов на переоборудование котельных, создания парка железнодорожных цистерн и прочего.

Кто хочет, может множить миллионы тон и тысячи кубометров на гривни и доллары, добавлять коэффициенты на банковские кредиты и откаты. Все равно судебная волокита с Газпромом в Стокгольме требует меньше времени и денег.

Тот, кто изучал химию и после школы, должен помнить слова Менделеева: «Топить нефтью – топить ассигнациями». Еще больше это справедливо в отношении синтетической нефти из угля.

Даже, если рисовать ассигнации с помощью углехимии в Администрации президента.

P.S. Существует еще водородная энергетика. Там вообще очень просто: два электрических провода в воду — и получай водород. Черное море у нас большое, электрики много — поэтому ждем новое секретное оружие!

Виктор Мишковский

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter