Военный эксперт: Остается загадкой, кто заправляет танки террористов горючим

10:05, 06 августа 2014
Армия
4 0

На днях министр обороны Украины генерал-полковник Валерий Гелетей в интервью Би-Би-Си заявил, что Украинская армия близка к победе над сепаратистами. О том, на чем основаны оптимистичные заявления министра, о новых изменениях на оперативной карте АТО говорится в интервью эксперта по военным вопросам Константина Машовца.

REUTERS

- Не спешит ли министр обороны с победными прогнозами?

- Нет. Прежде всего, обратим внимание на тот неопровержимый факт, что территория, которая временно контролируется боевиками, неуклонно и динамично уменьшается. Далее стоит отметить окружения донецко-горловского группировки, которая, по сути, почти отрезана от луганской группы. Хотя, следует признать, что ситуация в этом районе еще достаточно шаткая, она характеризуется наличием и внешних, и внутренних фронтов окружения.

Далее. Украинские войска заняли очень важную стратегическую Ясиноватскую развязку, которая открывает широкий простор для оперативных действий в различных направлениях.

- В том же интервью министр заявил, что у сепаратистов, как и раньше, насчитывается почти 15 тысяч боевиков. По классическим канонам ведения войны для обеспечения успеха в наступлении нужно иметь трехкратное преимущество в живой силе. Имеет ли возможность командования АТО задействовать одновременно 45-50 тысяч бойцов?

- Такие силы номинально есть. Но ведь вы сами говорите, что это классические каноны, а сейчас войны несколько другие, технологические, поэтому и не всегда судьбу успеха решает наличие живой силы непосредственно на поле боя. Наступать можно и с меньшими силами, если есть преимущество в вооружении, технологиях, искусстве ведения боевых операций, в том числе и специальных.

Читайте также Гелетей: Украинская армия уже близка к победе в борьбе с террористами на Донбассе

- Похоже, что обе стороны сейчас взяли «оперативную паузу», чем это вызвано, не грозит ли это потерей инициативы для сил АТО?

- После успешных наступательных боев, которые провели украинские войска, возникла необходимость восстановления боеспособности передовых частей и подразделений, закрепления на достигнутых рубежах, чтобы не потерять их при контрнаступлении противника.

Предстоит также решить судьбу окруженных группировок, как блокировать их, отрезать от снабжения.

Здесь я хотел бы обратить внимание на вопрос поставки топлива силам сепаратистов - это может быть решающим звеном на пути к победе.

Для меня остается загадкой, как боевикам до сих пор удается получать значительные объемы топлива для своей техники. Чтобы заправлять танки, бронемашины, нужны специальные заправщики, упрощенно - это огромная канистра на колесах. Она достаточно заметна, но я еще ни разу не видел, чтобы она была где-то уничтожена, пылала.

По ощущениям - боевики имеют дефицит горючего, это влияет на маневренность их групп. Но пока решающих изменений я не вижу.

- Не хотите ли вы сказать, что, возможно, кто-то буквально сливает топливо сепаратистам?

- Да, есть подозрения. Также возможно, что где-то с территории сопредельного государства действует нелегальный трубопровод. В любом случае наши разведчики должны выяснить это обстоятельство и перерезать каналы поставки, это может решающим образом повлиять на ход операции.

Понимаете, если ощутимо помешать каналам поставок оружия, боеприпасов, горючего, продовольствия, мы сможем заставить сепаратистов перейти к тактике узловой обороны, а это будет еще одним шагом к победе. Изолирование и подавления сопротивления сепаратистов станет необратимым.

- То есть, ожесточенных уличных боев не предвидится?

- Очевидно, нет. Происходит рассечение сил сепаратистов на мелкие группировки, жесткое блокирование и интенсивное их подавление. На мой взгляд, на этом основывается общий замысел командования сил АТО. Но здесь значительная роль отводится силам специальных операций, спецслужбам, которые в условиях известных ограничений в средствах ведения боев, продиктованных политическими резонами, должны все же достигнуть победы.

- Правда ли, что действия украинских военных буквально документируются чуть ли не с каждым выстрелом, прокурорские работники составляют отчеты: кто куда и зачем стрелял?

- Глупости это. Да, военная контрразведка и органы прокуратуры осуществляют общий надзор за ходом операции, но не бегают за каждым солдатом. Командиры ведут бой, выполняют приказы командования - на войне как на войне.

- Как вы можете прокомментировать сообщения об отводе подразделений АТО от границы, это перегруппировка сил?

- Контроль над теми участками границы, о которых идет речь, надо признать, был весьма условным. Наши воины, как могли, препятствовали проникновению противника через границу, оборудовали там укрепленные узлы, закопались в землю. Но, разумеется, находиться под постоянным ракетно-артиллерийским обстрелом с территории России, не имея приказа открыть огонь в ответ - это неоправданные потери, смерти.

Надо было отвести силы на новые позиции, не достижимые для эффективных обстрелов, что и было сделано.

Далее этот вопрос следует решать военно-дипломатическим путем и добиться прекращения обстрелов с сопредельной территории. А сейчас - зачем подвергать наших воинов смертельной опасности?

Олег Олейник, Укринформ.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter