Давление на Евросоюз с помощью беженцев на белорусской границе – это не новая тактика. Но так дерзко, с провокациями столкновений, еще никто не делал.

Собственно, самому Лукашенко терять нечего. Он уже все потерял – и страну, и свою субъектность. Уже год белорусский диктатор своим поведением все больше напоминает российских подстилок Донбасса - так называемых лидеров "ЛНР" и "ДНР". И цель у них одна и та же – нарушать мировой покой в интересах Москвы, но чтобы Путин был "ни при чем". Всем, в том числе и на Западе, понятно, что и управляемые из Кремля "республики" на Донбассе, и нынешняя "БНР" - это не более, чем инструменты Владимира Путина.

Как ни странно, Европе выгодно делать вид, что Россия здесь ни при чем

Но, как ни странно, той же Европе выгодно делать вид, что Россия здесь ни при чем. Большой рынок, энергозависимость, российские нарративы, кремлевские деньги... Все это делает свое дело. Поэтому и санкции удобнее вводить против Беларуси, а не против России.

Тем не менее, все, что идет от этих псевдосубъектов – российская политика. И заявления, что кризис беженцев – это "месть Лукашенко за санкции" – это российский нарратив. Это – попытка отвлечь внимание от главного бенефициара.

Что будет дальше? Ответ на этот вопрос зависит от того, что нужно Путину. А сейчас ему нужно три вещи: бесперебойная и неограниченная работа всех потоков газопроводов, контроль над своими западными зонами интереса (Беларусь, Молдова, Украина) и контроль над остальной Европы через ее дезинтеграцию. Что бы ни сделал ЕС сейчас: то ли пойдет на обострение, то ли на уступки, частично или полностью эти интересы будут реализованы.

Потому что уступки – то "делегализация выборов вроде в Беларуси" (с перспективой сделать так же на российских в 2024 году) и газовая зависимость. А если ЕС пойдет на обострение, то "крепость в осадке" - это вообще зона комфорта Кремля. Это, традиционно, позволит еще больше усиливать силовиков и игнорировать потребности населения. Такой сценарий опасен еще и тем, что Россия, по всей вероятности, пойдет наступлением на Европу через Украину. Потому что белорусско-украинская граница дырявее европейской. И длиннее. Поэтому наступление беженцами на Украину позволит создать проблемы и самой Украине, и отчуждать ее от Европы.

Если поток беженцев вырастет через Украину, можно ожидать ряд проблем

Если поток беженцев вырастет через Украину, можно ожидать ряд проблем. Кроме, конечно, традиционного недовольство нашей властью, которая ничего не сделала с обострением радикализма на фоне увеличения количества беженцев, будут гораздо неприятнее.

Речь о росте бюрократических (ограничение безвизового пересечения границы с Европой, сокращение приграничного сотрудничества) и реальных барьеров (колючая проволока и стена на западной границе Украины, да и вообще об ухудшении отношений между Украиной и ЕС. В результате-улучшение условий для российской оккупации (как бы она ни происходила – танками, деньгами, политиками) Украины.

Поэтому перед Украиной стоит задача: либо построить прочную границу с Беларусью, либо ЕС построит такую границу с нами. И тогда мы начнем геополитический дрейф – от буфера с Россией до зоны влияния России.

Справимся ли мы сами? Миграционная волна, по всей вероятности, будет довольно целенаправленная. А стену на границе с Россией мы уже "понастроили". Согласны ли будут нам помочь европейцы? Все будет зависеть от украинских политиков и дипломатов. А также от того, насколько мы сами субъектны и способны мыслить стратегически и защищать собственные интересы, а не играть в популизм и искать простых решений сложным проблемам.

Богдан Петренко, первый заместитель руководителя Украинского института исследования экстремизма