Что такое «адекватные меры» в понимании России?

15:15, 24 января 2008
Разное
3371 0

В качестве «адекватной меры» Россия могла бы заявить о своем вступлении в другой военно-политический блок… Закрыть Украинскую библиотеку в Москве… И, конечно, цены на газ…

После письма Ющенко–Тимошенко–Яценюка про заявку Украины на присоединение к Плану действий по членству в НАТО российский МИД заявил, что Россия пойдет в этом случае на «адекватные меры». Но из реальной номенклатуры мер, которые одно государство может применить по отношению к другому в такой ситуации, Россия на самом деле большинство из них уже применила, остаются только игры на грани фола.

В качестве «адекватной меры» Россия могла бы заявить о своем вступлении в другой военно-политический блок. Однако тут, как говорится, уже поздно. Россия уже давно является участницей и основательницей Договора о коллективной безопасности СНГ, куда она давно и настойчиво звала Украину. Украина отказалась. Так что единственной «адекватной мерой» в ответ на вступление Украины в НАТО для России было бы самой присоединится к Договору о коллективной безопасности еще раз. Или, скажем, расширить полигон действий другой структуры «московского дизайна» – Шанхайской Организации Сотрудничества. Это было бы на грани сюрреализма – представляете, российско-киргизско-китайские танковые соединения отрабатывают отражение удара условного противника вблизи украинских границ на территории Орловской и Белгородской области.

В свое время Черномырдин пообещал, что в случае вступления Украины в НАТО Россия свернет российско-украинское военно-техническое сотрудничество. Правда, стоит отметить, что она активно занимается этим примерно с середины 90-х годов и в ближайшие годы замкнет на себе работу всех предприятий ВПК. 

Конечно, в арсенале могут оставаться еще торговые войны. Но и тут опоздали. Во-первых, Украина уже пережила несколько таких войн, объявленных Россией, так что эффективность подобной меры уже серьезно снизилась. И в целом такая мера ударит снова по имиджу самой России. После украинского сахара и спирта, грузинского и молдавского вина, польского мяса и снова украинского молока даже в Кремле понимают, что еще одну надуманную историю о низком качестве какого-то украинского товара уже будет трудно выдать за сколь-нибудь убедительный аргумент. Кроме того, история показывает, что торговые войны и всякие эмбарго зачастую ведут к результату, прямо противоположному желаемому. Свиные войны Австро-Венгрии против Сербии привели к консолидации сербов вокруг югославянской идеи, экономическая блокада Кубы укрепила режим Кастро.

Идя по аналогии с Британией, можно предположить, что Россия могла бы закрыть Украинскую библиотеку в Москве. Но и тут уже весь потенциал давления выработан, поскольку оттуда уже давно выдавили ее основателей и библиотекарей, реально делавших какую-то работу. Украинские общины России высказывали претензии администрации Президента и правительству Москвы. Администрация Президента в официальном ответе поддержала решения московской мэрии. Так что и в этой сфере рычагов влияния не осталось. Еще, конечно, можно заявить, что Россия свернет деятельность всех российских аналитических центров. Но принимая во внимание тот факт, что эти структуры работают с отмашки российских национал-патриотов или напрямую ФСБ, то такое решение бумерангом ударит, прежде всего, по самой России. Ее позицию стало бы слышно еще меньше.

Если «адекватные меры» не сработают, в ход могут быть пущены «неадекватные».

Их набор известен. Повышение цен на газ выглядит более-менее убедительно на фоне повышающихся мировых цен. Сюда можно было бы добавить взрывы на газопроводах, стандартное оправдание для перекрытия газового краника, примененное по отношению к Грузии не так давно. Но эта мера, так сказать, пока неприменима по отношению к Украине. Труба, по которой газ идет в Украину и ЕС – одна и та же. В энергетической области остается опять-таки заявить, что Украина недозакачала, перепрокачала или отсифонила российский газ. Но все это уже мы проходили, потому будет выглядеть крайне неубедительно и малоэффективно.

Еще одним ходом могла бы стать денонсация российско-украинского договора о Дружбе и сотрудничестве 1997 года и отказ от вывода Черноморского флота из Крыма. Но тогда лицо «большого брата» было бы окончательно потеряно. Иные более жесткие меры – типа открытой поддержки Москвой массовых протестов в восточных областях Украины и Крыму против присоединения к НАТО, а также новые версии «северодонецких съездов» тоже выглядели бы совершенно неадеватными. Так что остается надеяться, что до такой степени мороз в украинско-российских отношениях не покрепчает.

Всеволод Самохвалов, научный сотрудник Греческого центра европейских исследований, Афины

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter