Воскресенье,
20 августа 2017
Наши сообщества

The Guardian: Крымские татары обвиняют Россию в похищениях и политических арестах

По сообщениям, Москва пытается запугать активистов, чтобы они смирились с аннексией, все больше людей исчезает.

Каждую неделю появляются новые сообщения о задержаниях, допросах или просто исчезновениях крымских татар / Фото УНИАН
Каждую неделю появляются новые сообщения о задержаниях, допросах или просто исчезновениях крымских татар / Фото УНИАН

Об этом пишет Шон Уокер в статье "Крымские татары обвиняют Россию в похищениях и политических арестах", опубликованной на сайте газеты The Guardian.

Правозащитники предупреждают об усугублении преследований крымских татар в Крыму, в том числе о политических арестах, судебных процессах и похищениях.

Крымские татары жили на этой территории в течение многих столетий, прежде чем ее заселили русские или украинцы, в настоящее время татары составляют лишь примерно 13% населения Крыма. В 2014 году во время аннексии региона Россией, крымские татары бойкотировали спешно организованный референдум, лидеры общины также призывали Крым остаться в составе Украины.

Оккупанты проводят новые обыски у крымских татар (видео)

Два с половиной года спустя, крымскотатарские активисты обвиняют россиян в попытке запугать их и заставить подчиниться.

В колонке для The Guardian, крымскотатарский активист Айдер Муждабаев сказал: "В этом новом гибридном гетто Владимира Путина нет проволочных заборов – пока. Вместо проволоки – наполненная ненавистью ТВ-пропаганда, тотальное наблюдение и постоянное преследование".

Каждую неделю появляются новые сообщения о задержаниях, допросах или просто исчезновениях крымских татар.

"Они уже поняли, что не смогут заставить крымских татар любить власть, поэтому сейчас задача состоит в том, чтобы заставить их замолчать", - сказал Ильми Умеров, по телефону из Бахчисарая в Крыму. "Если они будут бояться, они не будут говорить, они не будут высказывать свои обиды, и не будут кричать, что Крым – это Украина".

До российской аннексии, Умеров девять лет был мэром Бахчисарая, исторической столицы крымских татар. Он оставался на посту в течение первых нескольких месяцев после российского захвата, но затем ушел в отставку, заявив, что не может служить оккупационному режиму. Тогда и начались его проблемы.

Власти обвинили его в "сепаратизме" (обвинение, которое влечет за собой тюремный срок) за публичные заявления о том, что Крым является частью Украины. В августе суд в Симферополе, столице Крыма, приказал ему пройти психиатрическую экспертизу. Он провел три недели взаперти, в психиатрической палате, и до сих пор может в любой момент снова предстать перед судом.

Таня Купер, украинский исследователь в Human Rights Watch, назвала лечение Умерова "позорной попыткой использовать психиатрию, чтобы заставить его замолчать и очернить его репутацию, популярная практика в отношении диссидентов в Советском Союзе".

Некоторые крымские татары решили сотрудничать с русскими, либо из убеждения, либо посчитав, что Россия в Крыму надолго. Они пришли к выводу, что поиск способа сотрудничать с властями – это лучший вариант. Большинству лидеров общины, которые по-прежнему выступают против российской власти, либо запрещен въезд в регион, например, крымскотатарскому лидеру Мустафе Джемилеву, который сейчас находится в Киеве, либо против них выдвинуты обвинения в совершении уголовных преступлений.

Другой лидер общины, Ахтем Чийгоз, находится под следствием в Симферополе за нарушения в период аннексии, когда произошли столкновения между пророссийскими силами и крымскотатарскими активистами, и двое человек погибло. Свидетели говорят, что Чийгоз пытался успокоить толпу.

"Я думаю, что он заложник, и Кремлю необходим этот показательный процесс, чтобы убедиться, что опасность протестов ясна", - сказал Николай Полозов, адвокат Чийгоза.

Хотя нарушения происходили в то время, когда, даже по словам России, Крым еще был частью Украины, Россия приняла закон, согласно которому преступления из украинского периода теперь могут рассматриваться в соответствии с российским законодательством. Поправка "полностью противоречит международному праву", - сказал Полозов.

Другие крымские татары постоянно испытывают чувство страха, что в любое время может произойти что-то плохое, особенно для тех, кто хочет, чтобы их голоса услышали. Крымские татары сообщают о частых "визитах" российской службы безопасности, которая предлагает мирное существование в обмен на информацию об общине.

В мае в Бахчисарае исчез активист Эрвин Ибрагимов, кадры с камеры наблюдения показывают, что его затолкали в машину дорожной полиции. С тех пор о нем не слышали.

"Я не знаю, почему это произошло, но я уверен, что в этом замешаны чиновники или люди, связанные с ними", - сказал его отец, Умер Ибрагимов, по телефону из Бахчисарая. Он сказал, что его сын заметил людей, которые следили за ним за несколько дней до похищения.

Главный прокурор Крыма, Наталья Поклонская, предположила, что люди могли просто одеться в форму сотрудников дорожной полиции, чтобы устроить "провокацию, выставить в плохом свете власти в Крыму и дестабилизировать ситуацию".

После российского захвата, все независимые СМИ на полуострове были закрыты, в первую очередь крымскотатарский канал ATR, который в период аннексии транслировал новости, которые не совпадали с российской версией событий. В прошлом году власти Крыма отказали ему в регистрации.

Оккупанты угрожают крымчанам увольнениями за бойкот выборов в Госдуму - правозащитники

"Крымские татары не единственные, кто подвергается репрессиям в Крыму, но особенность в том, что они остаются единственным населением, которое до сих пор не относится лояльно к русским, и единственными, кто находится там, чтобы выразить свое несогласие", - сказал Красимир Янков из Amnesty International, который недавно посетил регион.

Для Умерова, жизнь под управлением России, кажется крайне несправедливой, особенно, учитывая то, что крымскотатарский народ провел более четырех десятилетий в изгнании в Центральной Азии, будучи депортированным Иосифом Сталиным за якобы сотрудничество с нацистами во время Второй мировой войны. После десятилетий ожидания и мечтаний, в 1989 году им, наконец, разрешили вернуться.

Но даже, если бы он, в конечном итоге, попал в тюрьму, говорит Умеров, ничто не смогло бы убедить его вновь покинуть Крым. "Крым – моя родина, в течение многих лет мы боролись за то, чтобы вернуться сюда после депортации, и нет абсолютно никаких обстоятельств, которые заставят меня покинуть Крым добровольно. И точка".

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Новости партнеров
loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение