Financial Times: Россия – наш самый опасный сосед

18:38, 17 сентября 2014
Политика
1 0

Для Европы и для США самым важным внешнеполитическим вопросом является: как себя вести с сегодняшней Россией?

Россия более опасна для мира, чем ИГИЛ / УНИАН

Мартин Вулф в своей статье, которая называется «Россия – наш самый опасный сосед», опубликованной в британской газете Financial Times, пишет, что Россия – это одновременно трагедия и угроза.

В статье в Financial Times на этой неделе Сергей Караганов представил заслуживающие внимания аналитические выводы о смеси жалости к себе и бахвальства, которые в настоящее время преобладают в Москве. Это настолько же удручающий факт, насколько и тревожный. Западные политики, похоже, считают, что Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ) представляет собой большую опасность. Но Россия – остаток бывшей сверхдержавы, обладающая ядерным оружием и управляемая  аморальным самодержцем, лично меня пугает намного больше. Для Европы и, я думаю, для США, самым важным внешнеполитическим вопросом является: как себя вести с сегодняшней Россией?

Запад «провозгласил себя победителем в холодной войне», по словам г-на Караганова. Возможно, корень этой трагедии можно найти в этих словах. Запад не просто провозгласил себя победителем, он им на самом деле стал. Защищающийся союз победил Советский Союз, потому что предложил лучший образ жизни. Вот почему очень многие хотели убежать из советской тюрьмы, в том числе многие из ранее оптимистично настроенных россиян.

Тем не менее, президент России Владимир Путин, последний в длинном списке российских самодержцев, заявил: «Распад Советского Союза был главной геополитической катастрофой века». Это было, по сути, возможностью, за которую многие в Центральной и Восточной Европе ухватились обеими руками. Переход к новому образу жизни оказалась неизбежно трудным. Мир, в котором они теперь живут, очень несовершенен. Но они в основном присоединились к миру цивилизованной современности. Что это значит? Это означает интеллектуальную и экономическую свободу. Это означает право свободно участвовать в общественной жизни. Это означает, что правительство подчиняется верховенству права и несет ответственность перед своим народом.

Читайте такжеThe Guardian: Путин может быть таким же ужасным, как Сталин

Западу слишком часто не удавалось жить согласно этим идеалам. Но они остаются ориентирами. В начале 1990-х они были ориентирами для многих россиян. Как большой поклонник российской культуры и российского мужества, я наивно надеялся, что, возможно, страна выберется из обломков своей разрушенной идеологии, государства и империи. Я знал, что это будет трудно. Я хотел, чтобы Россия выбрала западные ценности, и не только ради нашего блага, но и ради своего. Альтернатива продолжающегося деспотизма выглядела слишком удручающе.

Назначив своим приемником Путина, бывшего полковника КГБ, Борис Ельцин сам выбрал такой исход. Президент, возможно, сейчас и популярный деспот. Но деспот он на самом деле. Он также является наследником проекта модернизированного самодержавия Юрия Андропова, бывшего главы КГБ и советского лидера. Как верный слуга государства, он считает, что только результаты имеют значение. Ложь – это просто один из элементов искусства управления государством. Не видеть очевидной правды в последние месяцы могли только те, кто умышленно закрывали глаза.

Запад частично несет ответственность за этот трагический исход. Он не смог быстро предложить России поддержку в начале 1990-х, когда она в ней так нуждалась. Вместо этого он был нелепо сосредоточен на том, кто будет оплачивать советские долги. Он дал молчаливое согласие на незаконное присвоение российского богатства небольшой группой людей.

Читайте такжеDie Welt: Запад должен помочь украинской армии

Но еще более важным был отказ российской элиты искоренить причины распада и начать все заново. Они могли бы построить что-то новое, только если бы решились противодействовать реальности чудовищной машины сталинского гнета и лжи.

Было вполне очевидно, что эта нация, которая возникла, может прийти к такому исходу. Она считает, что вокруг одни враги. Международные отношения на нуле; успех других – это поражение для России. С этой точки зрения, процветающая и демократическая Украина, если ей удастся этого достигнуть (хотя и в отдаленной перспективе), станет кошмарным сном для России. Для московских элит предотвращать, как выразился г-н Караганов, означает «пытаться помешать другим расширить их сферу контроля на территориях, которые, по их мнению, являются жизненно важными для выживания России». И кто же якобы угрожает выживанию России? Это конечно же Запад, который «на самом деле слабее, чем многие думают». Такой слабый Запад играет роль пугала.

В Москве считают, что политика Запада – это политика Версаля. На самом деле, позиция Запада основана на двух простых принципах: первый – страна имеет право сделать свой ​​собственный выбор; второй – границы не могут быть изменены с помощью силы. Россия отвергает оба. Именно потому что ее бывшие сателлиты и страны, которые от нее зависели, были справедливо уверены в том, что Россия не будет придерживаться этих принципов, так стремились вступить в НАТО. Военному союзу не нужно было заставлять их присоединиться. Они умоляли об этом. Возможно, они понимают, насколько широким является понимание российских властей «жизненных интересов» страны, и как безжалостно они будут их защищать.

Читайте такжеПутин: За гомосексуальные отношения в России "никого не хватают"

Порой точки зрения российских элит близки к пародии. Одна из причин, по которой многие в Москве считают, что политический союз с Европой невозможен, это то, что Европа отказывается от христианства и «традиционных» норм – то есть ее принятие гомосексуализма. Но я, по крайней мере, помню, что в Советском Союзе, об исчезновение которого скорбит Путин, беспощадно преследовали христианство. Можно также вспомнить о том, что российская элита очень даже любит это злачное место, которым для них является Запад.

«Я умею запугивать; поэтому существую». Этот девиз, кажется, скрывается за всплесками эмоций президента. Но они не становятся менее серьезными от своей абсурдности. Запад не является угрозой для России. Напротив, Запад очень хорошо знает, что для него жизненно важно иметь   хорошие отношения с Россией. Но не так то легко игнорировать вторжение и, да, это именно то, что произошло, даже если многим не нравится это слово. В то же время, враждебные отношения с державой, настолько важной и потенциально полезной как Россия, – мрачная перспектива.

Есть ли решение в столь затруднительном положении? Любой вариант, какой бы не выбрал Запад – вводить дальнейшие санкции, предоставить солидную экономическую и, возможно, военную помощь Украине или не делать вообще ничего – таит в себе риски. Но в первую очередь Запад должен честно определить, с какой Россией ему теперь приходится жить. Сегодняшняя Россия чувствует себя жертвой исторической несправедливости и отвергает основные западные ценности. Она также чувствует себя достаточно сильной, чтобы действовать. Сегодняшний российский лидер также видит в этих сильных эмоциях способ сохранить власть. Он не первый такой правитель. Его Россия является опасным соседом. Запад должен отказаться от своих последних иллюзий, которые он питал после окончания холодной войны.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
ИноСМИ
телеграм-канал переводов зарубежной прессы
Читать в Telegram