The New York Times: Из-за сокращенного рабочего дня европейские наблюдатели упускают большую часть войны

20:01, 28 июля 2016
3672 0

Вечером, когда тени становятся длиннее, начинают просыпаться ночные существа. Бездомная кошка перестает дремать, потягивается и отправляется на охоту. Над головой, в сгущающихся сумерках, кружат и кричат ласточки.

фото УНИАН / УНИАН

Об этом пишет Эндрю Крамер в статье "Из-за сокращенного рабочего дня европейские наблюдатели упускают большую часть войны", опубликованной на сайте газеты The New York Times.

Вскоре жители этого города на востоке Украины приступают к своим вечерним ритуалам.

Солдаты в зеленой форме надевают свои шлемы и берутся за оружие, а европейские наблюдатели в белых шлемах прячут свои блокноты, забираются в машины и уезжают. Вот тогда и начинается борьба.

Эта неправдоподобная рутина солдат и наблюдателей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе разыгрывается каждый вечер, она иллюстрирует мрачную трясину войны в Украине, которая длится уже третий год.

"Я никогда не видела их здесь в ночное время", - сказала Татьяна Петрова, окна ее квартиры выходят на стоянку, которая является "постом прослушивания" миссии. "Вечером я вижу, как они уезжают, а потом начинается концерт".

Авдеевка – лабиринт закоулков, заросших неухоженными растениями – является наиболее беспокойной горячей точкой вдоль так называемой линии разграничения, разделяющей поддерживаемых Россией сепаратистов и украинскую армию.

Невооруженные наблюдатели, в основном, европейские дипломаты, отправленные на миссию, имеют право отслеживать нарушения режима прекращения огня, сопровождать гуманитарную помощь и вести переговоры по локальным перемириям. Но они патрулируют только в дневное время.

Соблюдение определенных часов работы и ограничения их полномочий делают наблюдателей малоэффективными в процессе окончания единственной активной войны в Европе. Эта войнва происходит тогда, когда система безопасности на самом континенте рушится из-за терроризма и напряженности в связи с миграцией.

Как правило, ОБСЕ ежедневно отчитывается о десятках и сотнях нарушений режима прекращения огня. Украинская армия сообщает о нескольких смертях за неделю, что соизмеримо с потерями в армии США во время войны в Ираке. По данным Организации Объединенных Наций, с марта 2014 года на востоке Украины погибло около 10 000 человек.

Во время патрулирования, когда военные командиры любой из сторон, возражают против их присутствия, наблюдатели разворачиваются и уходят, не задавая никаких вопросов. Во время одного из недавних патрулирований, которое я сопровождал, украинская военная медсестра прогнала наблюдателей прочь.

Сейчас в миссии есть 100 профинансированных, но незаполненных мест, отчасти потому, что европейские государственные служащие не хотят прерывать долгие летние каникулы. Должностные лица ОБСЕ говорят, что это сезонное сокращение, связанное с тем, что странам-членам не удается набрать персонал для летних ротаций.

Доказательством слабости группы служит также то, что одна из ключевых мониторинговых миссий, расположенная на двух пунктах пропуска на границе России и Украины, уступила российскому давлению и согласилась не использовать бинокли, поскольку Россия не хочет, чтобы наблюдатели видели слишком много.

"Что им скрывать?" – возмутилась в Twitter Сиан Маклеод, посол Великобритании в организации по безопасности.

В марте отказ России разрешить использование биноклей в этих местах вызвал резкую критику со стороны поверенного в делах американской миссии, Кейт Бирнс. В ответ посол России Александр Лукашевич сказал, что "возможность использования биноклей в настоящее время находится на рассмотрении".

И все же в июне, этот вопрос оставался нерешенным, Европейский союз выступил с заявлением, в котором осудил Россию за препятствование даже в "малых мерах, таких как использование биноклей". Никакого прогресса нет, в основном, потому, что группа из 57 стран, которая включает Украину и Россию, принимает решения на основе консенсуса.

Полномочия группы ограничиваются мониторингом перемирия, а не поддержанием мира – и это важное различие. Команды ездят по дорогам с выбоинами в бронированных белых Toyota Land Cruiser, они не должны становиться живыми щитами, разделяя комбатантов, им просто необходимо оставаться достаточно близко, чтобы наблюдать за боями.

"Наша роль не заключается в том, чтобы становиться буфером, или щитом, это превысит наш мандат", - сказал в одном из интервью Александр Хуг, швейцарский дипломат, который возглавляет наблюдение на местах в качестве заместителя главы миссии. По его словам, миссия насчитывает около 600 наблюдателей, задействованных вдоль линии фронта.

Хуг сказал, что в этом месяце удвоилось количество случаев, когда пророссийская сторона блокировала доступ наблюдателям, в результате чего миссии не оставалось ничего другого, кроме как сообщить о препятствовании.

Безусловно, отдельные наблюдатели идут на серьезный риск ради однозначно благородной цели – обеспечить беспристрастное присутствие третьей стороны на фронте, чтобы не допустить усугубления и спасти жизни гражданского населения.

фото УНИАН

ОБСЕ открыла "передовые патрульные базы" в гостиницах малых городов, более стабильных, чем этот, и на ночь оставляет видеокамеры включенными. Недавно миссия получила мобильные дома, оплаченные Швейцарией, окрашенные в синий и белый цвета, так что теперь наблюдатели могут провести ночь в более отдаленной местности.

Но организация по-прежнему изо всех сил старается приспособиться к циркадному ритму войны, которая идет, в основном, в ночное время. Отсутствие наблюдателей в темное время суток – отличительная черта украинского конфликта.

"Мы называем их глухими, немыми и слепыми", - сказала украинская военная медсестра, которая выгнала наблюдателей из своего полевого госпиталя. Она назвала только свой позывной, "Ромашка", что типично для солдат здесь. "Они ничего не знают. Они ничего не видят. Они слишком мягкие".

Недавно в Авдеевке, чье довоенное население в 35 000 человек теперь сократилось примерно наполовину, наблюдатели, как обычно, собирались в конце рабочего дня, в 5 часов вечера. В основном, после наступления темноты, наблюдатели находятся в гостинице, они говорят, что коротают время за просмотром телевизора, сидением в Интернете или общением с коллегами. Они могут слышать нарушения и внутри отелей.

Солнце садилось за красивые розовые облака, а затем официально наступила ночь. Вдалеке раздался выстрел. Высоко в небе прогудел дрон-корректировщик сепаратистов.

Чтобы рассказать об усугублении насилия после того, как уезжают наблюдатели, я ждал наступления ночных боев в траншее на краю города, наблюдая за заросшим болотом, которое служит буферной зоной. Солдаты 58-й бригады курили и ждали. Металлический свист пули прозвучал над головой.

Достаточно скоро, стрельба началась повсюду, выстрелы пророссийской стороны попадали в заброшенные дома, в которых украинские призывники спят в течение дня. Им ответили пулеметом 50 калибра. Солдаты бегали пригнувшись.

Рядовой Денис Крылов побежал к траншее, одетый только в полосатую военную майку, в которой он спал в течение дня.

"Вы прибыли как раз к началу дискотеки", - сказал сержант Руслан Пилипенко, командир этой позиции.

"Все уже сыты по горло этой войной", - сказал рядовой Крылов. "Люди хотят жить своей жизнью". Он с грустью сказал мне, что не доел свой ужин, тарелку борща, она осталась в доме, который только что обстреляли.

Стрельба усиливалась примерно до 9 часов вечера, затем тяжелая артиллерия, которую не должна использовать ни одна из сторон, открыла огонь где-то в украинском тылу, стреляя по позициям повстанцев, слышались отдаленные удары.

Машины скорой помощи проносились по улицам, везли раненых. Солдаты сказали, что бой прошел в типичном ночном ритме, даже если он показался более интенсивным, чем обычно.

В тот вечер на линии контроля погибли трое украинских солдат, 16 были ранены.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter