false

У украинцев уже не вызывает удивление, что аннексия Крыма и оккупация Донбасса стала бизнесом для многих дельцов, которые с помощью отдельных чиновников делают бизнес на крови. Но даже среди таких схем редко попадаются столь вопиющие, как та, о которой мы сегодня расскажем. В ней были задействованы президент Петр Порошенко, чиновники из его администрации и члены Кабинета Министров. А прикрытием для этой схемы стала «забота» об инвалидах.

В далеком 2002 году «Национальный комитет спорта инвалидов Украины» при поддержке высшего руководства Украины приступил к созданию «Национального центра паралимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов» (НЦПИДПИРИ, далее – Паралимпийский центр в Крыму). Для начала надо объяснить, что «Национальный комитет спорта инвалидов Украины (НКСИУ) несмотря на красивое название, по организационно-правовой форме является не государственной структурой, а союзом объединений граждан. Это очень важный момент в нашей истории.

Несмотря на негосударственный статус, «Национальный комитет спорта инвалидов Украины» представляет Украину в Международном параолимпийском комитете и занимается вопросами подготовки украинских паралимпийцев и дефлимпийцев до международных соревнований. Де-факто НКСИУ является глубоко интегрированным в государственные процессы: он получает финансирование из государственного бюджета, ему подчиняются государственные учреждения (например Украинский центр по физической культуре и спорту инвалидов «Инваспорт»), он получает землю и объекты недвижимости в свою собственность от государственной и местной власти. Много лет бессменным главой Нацкомитета Валерий Михайлович Сушкевич.

Но вернемся к созданию Паралимпийского центра в Крыму. Указом Президента «О развитии и поддержке паралимпийского движения в Украине» от 8 ноября 2001 года N 1059/2001, Кабинету Министров было поручено решить вопрос о создании центра на базе соответствующего предприятия НКСИУ в городе Евпатории, предусмотрев, в частности, финансирование в полном объеме всех связанных с этим мероприятий за счет средств, поступающих в Фонд Украины социальной защиты инвалидов.

В 2002 году центр был зарегистрирован как юридическое лицо, 100% которого принадлежит Нацкомитету спорта инвалидов. Его строительство финансировалось за средства государственного и местного бюджетов, а средства на его работу ежегодно предусматривались по бюджетной программе КПКВК 3401110 «Развитие спорта среди лиц с инвалидностью и их физкультурно-спортивная реабилитация».

То есть хотя де-юре центр не принадлежит государству Украина, де-факто его создание, работа и большинство имущества были обеспечены за средства налогоплательщиков. Поэтому было бы логично, чтобы в 2014 году, когда Россия аннексировала Крым, вопрос приостановления или продолжения его работы принимался на государственном уровне. Но все сложилось иначе.

В начале оккупации Крыма Россией, во время Зимних олимпийских игр в Сочи Валерий Сушкевич лично встречался с президентом РФ Владимиром Путиным и по утверждению самого же Сушкевича, договаривался о том, чтобы центр оставался в пользовании украинских паралимпийцев. Председатель Нацкомитета спорта инвалидов отдельно акцентировал, что поскольку де-юре центр не является государственной собственностью, у параолимпийцев его не заберут.

И тут начинают возникать первые вопросы. Каким образом Сушкевич смог договориться о переговорах с президентом России? Вполне очевидно, что статусы этих двух людей настолько разные, что без поддержки на более высоком уровне Сушкевич не мог бы попасть на такую встречу. Тогда кто обеспечивал эту поддержку? И еще один вопрос: на каких основаниях Сушкевич взял на себя полномочия говорить о судьбе имущества, которое возглавляемая им организация получила от государства Украина? Конечно, это можно оправдывать заботой об интересах паралимпийцев, но как показала практика, несмотря на эти странные «договоренности», доступ в центр они все равно практически потеряли. Как и шанс требовать возмещение от России в международных судах, как это делают другие украинские структуры, у которых Россия незаконно отобрала имущество в Крыму.

Но все это - лишь предыстория. Все самое интересное началось в декабре 2014 года, когда президент Петр Порошенко создал лично для Сушкевича должность Уполномоченного президента по правам лиц с инвалидностью. Что дает основание для такого утверждения? По крайней мере то, что эта должность была создана 1 декабря 2014 года, а назначение Сушкевича состоялось через два дня, 3 декабря 2014 года, без обсуждений или консультаций с общественностью.

Хотя если бы обсуждения состоялись, Сушкевич вряд ли занял бы эту должность. Потому что уполномоченный должен отвечать за обеспечение соблюдения прав и законных интересов людей с инвалидностью, то есть выполнять контролирующую функцию. В то время, когда Сушкевич уже был председателем Нацкомитета спорта инвалидов, негосударственной организации на государственном содержании, в определенной степени отвечает за реализацию государственной политики в отношении лиц с инвалидностью, то есть имеет исполнительные функции. И здесь уже можно было бы говорить о конфликте интересов. Но почему-то для Петра Порошенко было принципиальным, чтобы именно Сушкевич стал уполномоченным. То ли Сушкевичу было принципиально занять государственную должность.

Также есть еще один важный вопрос. Мог ли Петр Порошенко не знать о том, что в собственности организации, которую в то время возглавлял Сушкевич, имущество остается в анексованому Крыму? Учитывая неоднократные публичные заявления самого Сушкевича - не мог. Так же вряд ли Порошенко не знал о странных вещах, которые начали происходить с этим имуществом вскоре после назначения Сушкевича Уполномоченным Президента по правам лиц с инвалидностью. Сегодня мы можем сделать обоснованное предположение, что все последующие «приключения» Паралимпийского центра в Крыму происходили как минимум с молчаливого согласия, а как максимум – при содействии Петра Порошенко.

Так вот, уже 4 декабря 2014 года Нацкомитет спорта инвалидов издает приказ №33 за подписью Сушкевича, которым меняет организационно-правовую форму предприятия «Национальный центр параолимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов» на Общество с ограниченной ответственностью, утверждает устав ООО и определяет уставный капитал в размере 59 млн рублей. Русских рублей! Генеральным директором предприятия назначен Курганов Геннадий Васильевич.

false

А уже в январе 2015 года ООО "Национальный центр параолимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов" с директором Геннадием Кургановым получает «Основной государственный регистрационный номер» на территории Российской федерации и становится на учет в налоговых органах. То есть регистрируется в РФ.

Итак, еще раз. На следующий день после того, как Валерий Сушкевич занимает государственную должность в Украине, он начинает готовить к перерегистрации в России имущество, построенное на средства украинских налогоплательщиков. Чуть больше чем за месяц эту перерегистрацию проводит. То есть украинский чиновник, сразу после занятия должности де-факто признает юрисдикцию России над Крымом. И все это происходит «под крышей» Администрации президента Петра Порошенко.

Такие действия со стороны украинского чиновника и организации, получающей госфинансирование, не могли остаться без внимания СБУ и руководства государства. Соответственно, если на них закрывали глаза, значит высшие чины их покрывали. А учитывая то, что Сушкевич был уполномоченным президента – это означает, что без его ведома это делаться не могло.

Кто-то может возразить: но ведь даже после перерегистрации на территории РФ, Паралимпийский центр в Крыму по-прежнему остался в собственности Нацкомитета спорта инвалидов Украины. То есть все это ни как не противоречит позиции Сушкевича о сохранении центра для украинских паралимпийцев. Хорошо, тогда давайте посмотрим, что с ним происходило дальше.

В 2016 году Сушкевич уменьшает уставный капитал Паралимпийского центра, но параллельно происходит расширение видов деятельности, которыми занимается центр. И это уже не просто реабилитация инвалидов. В перечне можно найти и туристические услуги, и рекламу, и страхование, и даже торговлю на АЗС. То есть речь идет о полноценном преобразовании украинской базы для паралимпийцев и дефлимпийцев в российский санаторий с очень широким перечнем услуг.

false
false
false
false
false
false

В 2017 году Паралимпийский центр в Крыму становится учредителем ООО «Источник», зарегистрированное по адресу АРК, м. Евпатория пгт. Заозёрное ул. Могилевская, д.6. Это здание также находилось в собственности тогда еще украинского предприятия «Национальный центр параолимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов» НКСИУ.

false

Это предприятие занимается строительством жилья и нежилых сооружений, водных сооружений и связанной деятельностью. Не очень похоже на реабилитацию, не так ли?

И есть еще один очень интересный момент в деятельности центра, который Нацкомитет спорта инвалидов пытался всячески скрыть, но так и не смог. В официальных документах вы не найдете ни одного упоминания о том, какую роль в центре играет сын Валерия Сушкевича Александр.

Еще в 2015 году российские СМИ вспоминали сына Сушкевича, как директора Паралимпийского центра в Крыму. Он тогда удачно рапортовал о работе центра Сергею Аксенову – марионетке Путина, которая возглавила противоукраинское движение, и сегодня является так называемым «главой Республики Крым». О роли своего сына в этой истории Сушкевич ни разу не вспоминал. Очевидно по вполне понятным причинам - Александр Сушкевич фактически обеспечил "правопреемственность" российскому агрессору.

А он фактически стал руководителем НЦПИДПИРИ после того, как его переоформили по российским законам. Об этом говорит и оккупационная власть Крыму, и сотрудники самого центра. Но почему молчит сам Валерий Сушкевич.

В 2018 году Сушкевич уныло жалуется: "К сожалению доступность Крыма для людей с инвалидностью низкая. Чрезвычайно сложно, порой даже невозможно добраться. Мы делаем специальную цену, скидку для людей, которые туда «прорвались» самостоятельно. Но в целом центр сегодня не выполняет те функции по реабилитации, под которые мы его создавали».

То есть он уже и сам признает, что все обещания сохранить доступ украинских паралимпийцев в центр были просто словами. Сушкевич не сделал ничего, чтобы этот доступ обеспечить. Но почему-то деликатно молчит о том, что усилиями команды Нацкомитета спорта инвалидов Национальный центр паралимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов превратился в прибыльный бизнес на территории аннексированного Крыма и который платит налоги в бюджет государства-агрессора. Точнее уже не паралимпийский центр в Крыму, а центр «Эволюция». Именно под таким коммерческим названием он сейчас работает.

Тезис о прибыльном бизнесе - не пустые слова. Только за 2019 год выручка «Эволюции» составила 540,5 млн рублей. Валовая прибыль составила 120 млн рублей, а чистая прибыль – 37,7 млн рублей. В бюджет страны-агрессора центр уплатил почти 20 млн рублей. Он активно участвует в тендерах на оздоровление учащихся ДЮСШ, спортсменов и инвалидов. Но теперь уже из российских регионов. От Москвы до Камчатки.

Более того, руководители и сотрудники центра с гордостью получают награды за свою преданную работу «на благо родины». В 2017 году мэр Евпатории отметил главу центра Геннадия Курганова, как «лучшего налогоплательщика». В 2018 году руководитель детского лагеря "Эволюции" (теперь там есть и такой) ко Дню России занял место на доске почета Евпатории.  

То есть слова Сушкевича о том, что "Нацкомитет спорта инвалидов просто сохранил свою собственность на аннексированной территории " - это чистой воды ложь. Компания, 100% которой принадлежит Нацкомитету спорта инвалидов, глава которой – Уполномоченный президента Украины по правам лиц с инвалидностью, осуществляет предпринимательскую деятельность на аннексированной территории, зарабатывает деньги и платит налоги в российский бюджет. Точка.

Вряд ли у кого-то возникнет сомнение, что это было бы возможным без протекции и поддержки на самом высоком политическом уровне. А учитывая должность господина Сушкевича и обстоятельства того, как он ее получил, логичным является вывод, что поддержку ему обеспечил Петр Алексеевич Порошенко.

Но эта история была бы не полной без еще одного нюанса. В начале мы упоминали, что работа центра финансировалась по бюджетной программе КПКВК 3401110 «Развитие спорта среди лиц с инвалидностью и их физкультурно-спортивная реабилитация». Постановлением Кабинета Министров Украины от 28 февраля 2011 года № 199 утвержден Порядок использования средств, предусмотренных в государственном бюджете для финансовой поддержки паралимпийского движения в Украине, который определяет механизм использования средств по упомянутой бюджетной программе.

Главным распорядителем бюджетных средств и ответственным исполнителем бюджетной программы является Министерство молодежи и спорта, а получателями – Национальный комитет спорта инвалидов, Западный Реабилитационный спортивный центр и Национальный центр параолимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов. И с 2011 года ничего не изменилось. По действующим нормативно-правовым актам Крымский центр до сих пор должен финансироваться из государственного бюджета!

Согласно аудиторскому отчету Государственной аудиторской службы Украины от 16 марта 2018 года № 03-20/2 предприятие «Национальный центр Параолимпийской и Дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов» указано как такое, что получало средства из Государственного бюджета Украины по КПКРК 3401110 в 2014-2017 годах.

И это уже вопрос к Игорю Жданову, который возглавлял Минмолодьспорта в 2014-2019 гг. На каких основаниях принималось решение о финансировании из государственного бюджета Украины предприятия, ведущего бизнес в Крыму по законам страны-агрессора?

Неутешительные выводы

В этой истории есть несколько критически важных моментов, которые должны осознавать все украинцы и в первую очередь люди с инвалидностью, потому что они больше всего пострадали от произвола чиновников: и как налогоплательщики, и как люди, которых лишили возможностей для реабилитации. Причем лишили не только оккупанты, но и те, кто должен был заботиться об их интересах.

Паралимпийский центр в Крыму - далеко не единственный объект, который остался в Крыму и был фактически украден у Украины и украинцев. Но по многим объектам государственной и частной собственности с 2014 года идут, а по некоторых даже уже успешно завершились, международные суды, которые принципиально и последовательно удовлетворяют украинские требования о компенсации за украденное в Крыму имущество.

Но для того, чтобы иметь возможность получить такую компенсацию, Нацкомитет спорта инвалидов, его руководители и покровители должны были не оставлять управлять имуществом в Крыму своих родственников, не заниматься переписыванием де-факто государственной собственности на частную фирму в РФ, а соблюдать украинское законодательство и действовать исключительно в его пределах. Они должны были закрепить юридический адрес центра на контролируемой территории, сохранить центр, как украинскую собственность, а дальше действовать как и другие украинские организации и предприятия – обращаться в суды.

Кстати, параллельно Нацкомитет спорта инвалидов, если он действительно отстаивает интересы украинских спортсменов паралимпийцев и дефлимпийцев, мог бы говорить о создании нового аналогичного реабилитационного центра в другой части Украины за средства, которые он вполне мог отсудить у России в международных судах.

И вот в этом и заключается главная измена с их стороны интересов паралимпийцев в частности и украинцев и Украины в целом: они сами сознательно вывели Паралимпийский центр в Крыму из украинской собственности и начали вести бизнес в стране-агрессоре. 

Разве не понимал господин Сушкевич в конце 2014 года, что паралимпийцы так и не смогут свободно ездить в Крым в ближайшем будущем? Прекрасно понимал, но решил переоформить центр по российским законам и поставить управлять им своего сына.

Разве не понимал Петр Порошенко, который и сам имел бизнес в РФ, что вести его там можно только по российским законам, а любым обещаниям Путина нельзя верить? Прекрасно понимал, но не остановил превращение центра в российское предприятие.

Разве не понимал Игорь Жданов, что с 2014 года расходы государственного бюджета на спортивные сборы заграницей все время увеличиваются? Прекрасно понимал, но так и не поднял вопрос ни о прекращении финансирования центра, ни о создании нового аналогичного объекта в Украине.

И еще один штрих к этой картине. Мы все осознаем, что своими силами Украине трудно бороться с российской агрессией и поэтому она обращается о помощи к международным партнерам. Но почему никто не слышал о том, что Нацкомитет спорта инвалидов, Минспорта, Президент хоть раз обсуждали ситуацию с параолимпийским центром в Крыму с представителями Международного параолимпийского комитета? Почему ситуация вокруг центра не упоминается в докладах ООН по соблюдению прав человека в Крыму?

Ответ тот же: потому, что украинские чиновники сами вывели центр из собственности Украины и сделали из него частный бизнес в Крыму, который работает по российским законам.

Кстати, среди всех упомянутых, только Валерий Сушкевич до сих пор остается официальным представителем государства Украина как на национальном, так и на международном уровне. Как председатель Национального Параолимпийского комитета Украины он презентует украинское параолимпийское движение. Как уполномоченный Президента - ведет переговоры с иностранными делегациями. 

В 2018 году, уже оформив бизнес в Крыму он представлял Украину на зимних Паралимпийских играх в Южной Корее в 2018 году. Этим летом он будет «лицом» нашей страны на Параолимпийских играх в Японии. Но имеет ли он на это моральное право и как на него будут смотреть международные партнеры Украины?

По нашему мнению, все эти вопросы должны задавать Порошенко, Жданову и Сушкевичу правоохранители. Если перейти на юридический язык, то действия должностных лиц Нацкомитета спорта инвалидов по перерегистрации и по обеспечению работы центра в Евпатории нарушают сразу несколько законов Украины и подпадают под положения трех статей Уголовного кодекса (Государственная измена, финансирование терроризма и присвоение имущества). 

Действовать самостоятельно, без поддержки должностных лиц высшего уровня они не могли. Учитывая специфику сфер, о которых идет речь, выглядит, что господин Сушкевич был инструментом в руках чиновников первого уровня – президента Петра Порошенко и министра Игоря Жданова.

Подобные действия имеют признаки преступлений предусмотренных Уголовным кодексом: ст. 210 (нецелевое использование бюджетных средств, осуществление расходов бюджета или предоставление кредитов из бюджета без установленных бюджетных назначений или с их превышением), ст. 344 (вмешательство в деятельность государственного деятеля), ст. 364 (злоупотребление властью или служебным положением).

Мы считаем, что Генеральная прокуратура, Служба безопасности Украины, Государственное бюро расследований, Национальное антикоррупционное бюро и Нацполиция должны расследовать обнародованные нами факты, квалифицировать уголовные правонарушения чиновников, определить роль каждого, кто принимал в этом участие. Чтобы виновные понесли наказание за содеянное.