Вкус сверхдержавы

Роман Рукомеда
18:49, 05 апреля 2015
Политика
8668 0

Одной из возможных причин объяснения авантюрной российской политики в последние два года является решение президента РФ Владимира Путина восстановить статус сверхдержавы России во время его третьего президентского срока. Ностальгия об утраченном мировом могуществе и тающая скудность реальных ресурсов для глобальных претензий Москвы подтолкнула Путина к провальному шагу – удержанию кратковременного внимания сильных мира сего с дальнейшей изоляцией и крайне высокой ценой за геополитический авантюризм. Россия создала крупный межгосударственный конфликт, с перспективой расширения его до регионального формата. Угроза шантажа государств НАТО российским ядерным ударом стало «вишенкой на торте» в процессе восстановления ощущения «мирового величия», как во времена Холодной войны и Советского Союза.

Впервые после долгих лет правления Владимир Путин ощутил давно утраченный «вкус сверхдержавы» после бокала десертного вина из аннексированного Крыма. Для расширения палитры ощущений Путин решил добавить «бифштекс с кровью» из Донбасса. На короткий срок российский президент снова почувствовал себя одним из реальных властителей мира и вершителей человеческих судеб. Но лишь только на миг. Как оказалось, Путин – это голый король. Об этом уже узнал весь мир, и скоро вот-вот узнают граждане самой Российской Федерации. За стремительно короткий миг ощущения Путиным вкуса сверхдержавы, вскоре последует «длительное похмелье» с очень болезненными последствиями для российского государства и общества.

Глубина платы за геополитическую авантюру Путина станет более-менее понятной во второй половине нынешнего года, когда экономика России ощутит максимальный эффект от санкций и финансовой изоляции. Это при условии, что более не будет никаких наступательных действий на Донбассе либо в других точках Украины, провоцирующих Запад на усиление санкций. Один из близких к Кремлю либералов, экс-министр финансов Алексей Кудрин, недавно заявил, что финансирование аннексированного Крыма обойдется России в 6-7 миллиардов долларов в год, а общие потери страны в результате аннексии полуострова и участия в конфликте на Донбассе составят 150-200 миллиардов долларов за несколько лет.

С нашей точки зрения, оценки Кудрина явно ниже реального масштаба экономического кризиса, спровоцированными санкциями против России и ее пока еще неполной международной изоляцией. Например, уже сейчас, начинается массовый исход из РФ крупных международных корпораций. В марте 2015 года объявили об уходе с российского рынка бренды Opel и Chevrolet. Вскоре за ними последовала корейская автомобильная компания Ssang Yong Motor.

В конце 2014 года существенно уменьшили количество своих рейсов в России такие авиационные компании как финская Finnair, австрийская Niki, британская EasyJet, FlyDubai из ОАЭ. Об остановке своей деятельности в России заявил авиаперевозчик Cyprus Airways, а также таиландский перевозчик Thai Airways.

Массовые сокращения на фоне девальвации российского рубля происходят в государственном секторе, включая структуры такого уровня, как Администрация президента РФ и ФСБ.

Еще ранее, в 2014 году, Россию покинули такие американские компании как Adobe Systems, Microsoft, Google. Начали активный выход из РФ иностранные банки. Например, австрийский Raiffeisen Bank International   максимально минимизировал свое присутствие на российском рынке. Компания Adidas объявила о закрытии 200 своих магазинов в России. О существенном сокращении своего присутствия в РФ объявила туристическая компания TUI Travel. О снижении уровня своей деятельности на российском рынке объявили компании Danone, Carlsberg Group и другие. Таким образом, уже можно говорить о тенденции массового исхода из России разных глобальных компаний и брендов. Возвращение в самом оптимистическом сценарии возможно не ранее 2017-2018 годов. И это только в том случае, если Кремль пойдет на срочное урегулирование той ситуации, которая была создана на украинской территории с начала 2014 года.

Масштаб экономического кризиса для России усугубляется еще и сочетанием политических причин (санкции Запада как минимум до конца 2015 года) и энергетических (падение цены на нефть до коридора в 50 – 60 долларов за баррель с высоким шансом провала еще на 10 – 15 долларов ниже после соглашения по иранскому вопросу). В таких условиях, для России закрыты внешние рынки капитала и резко уменьшается количество валюты поступающей в страну. А валютные долги по-прежнему надо отдавать в полном объеме.      

Стоит добавить, что в связи с договоренностями по иранскому вопросу для России наступает время окончательного решения. Либо оперативный выход из конфликтной ситуации, что означает компромисс с Западом на условиях последнего. Либо продолжение эскалации с масштабными боевыми действиями в Украине. Ресурсов на второй сценарий крайне мало, а его результат лишь ускорит смену существующего путинского режима в России с дальнейшей незавидной судьбой самого российского государства.

Путин смог ощутить вкус сверхдержавы, хоть и ненадолго. А российское общество не смогло удержать своего президента от крупнейшей геополитической авантюры 21 века. Но платить за результаты действий России  в последние годы будут вместе – и россияне, и Путин.          

Роман Рукомеда, политический эксперт

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter