Если бы у меня не было профиля на Faсebook, я бы даже ничего и не узнала о «народном восстании» или «вече», инициированном и, даже, по слухам, проводимом где-то далеко от столицы, оппозицией. Так что в который раз спасибо соцсетям. Но знание, как известно, умножает печаль, поэтому пришлось в очередной раз сокрушаться о судьбе оппозиции и революции. Очередной, несостоявшейся.

План действий ОО в борьбе за власть стал мне полностью понятен в начале этого года, когда я прочла интервью Арсения Яценюка изданию «Корреспондент». В нем он сетовал, что, дескать, не оппозиция слабая, а народ пассивный: «Если народ доволен и не выходит на улицы, значит еще не пришел момент».  Как человек минимально здравомыслящий и безнадежно приземленный, я ничего особенно от Арсения Петровича и не ожидала, но, чтоб так расписаться в собственной беспомощности через пару месяцев после выборов… Более того, мне все же казалось, что задача политика – не нагнетать протестные настроения, а сделать так, чтоб они не понадобились (коли уж вы не смогли ими однажды воспользоваться, когда шанс был).

Идеей вернуть себе власть в стране руками народа бредит, судя по всему, вся «Батькивщина». Например, недавно Сергей Власенко в интервью «Украинской правде» заявил, что готов и тридцать лет подождать, пока Януковича свергнет собственный народ,  как Мубарака (все помнят, как это было?). Хорошего же желает теперь уже безмандатный  юрист своей стране!.. Надеюсь только, г-н не намерен все 30 лет ждать этого момента, оставаясь при власти и занимая место тех, кто готов действовать, а не ждать.

Одним словом, оказывается, мало того, что миллионы совершеннолетних граждан страны почему-то вновь выразили доверие «Батькивщине» и вверили ее членам право представлять свои интересы в высших эшелонах власти. Надо еще и на митинги многодневные выходить, плотью защищать демократию, пугать власть и пожизненно, вместо работы, поддерживать оппозиционеров.

Конечно, вполне понятно желание расправиться с политическими конкурентами чужим временем и даже кровью, но поражает то,  как часто оппозиция пытается использовать инструмент, давно вышедший из строя (вернее, обесцененный непосредственно оппозицией).

Называя каждое уличное собрание нескольких сот или тысяч человек «народным», нео—революционеры попросту выставляют себя на посмешище. Народным восстание делают не пиарщики и политтехнологи, а именно люди, и, что немаловажно – их количество. Неловко вспоминать, сколько раз за последние несколько лет «Батькивщина» и Ко звали людей на улицы. Сперва, после президентских выборов 2010-ого года, Юлия Владимировна, заламывая руки, призывала народ бойкотировать «нелегитимного» главу государства, потом она повторяла это при каждом удобном и неудобном случае – и у здания прокуратуры, и в суде, и даже в письмах из тюрьмы. Затем призывами выступать на баррикады вышли уже соратники ЮВТ – безуспешно «поднимали народ»  в день приговора самой Юлии Владимировне, объявляли всевозможные «дни гнева»,  собирали толпу у здания ЦИК после парламентских выборов и т. д.

И каждый раз выходили на улицы, главным образом, старики и студенты. Часто – за денежное вознаграждение. А ведь совершенно очевидно, что митинг против языкового закона, кажется, был последним, на котором общественные активисты и просто неравнодушные граждане были согласны  присутствовать совместно с представителями политических сил и под их флаг. Однако, не стоит напоминать, как закончился этот протест: активисты остались голодать «за язык», а политики успешно «слились».

И вот, совершенно неожиданно, – нате, новый рывок! Возможно, политические соперники действующей власти ориентируются на те 28 – 33% процента украинцев (по данным разных социологов), которые готовы выйти на акции протеста. Действительно, подобные настроения есть, и они нарастают, с одной поправкой – люди готовы выйти за свой дом, двор, бизнес, зарплату, ущемления своих прав. А вот расчищать своими ногами дорогу к власти для очередной (любой) политической силы больше никто не хочет. И это абсолютно логично.

Сейчас, кстати, украинские политики с завистью оглядываются на российских коллег (хотя и там митинги пошли на спад, люди устали), но российская оппозиция не имеет совершенно никаких рычагов влияния на политику в стране, кроме недавних шествий. Уличные протесты в России, а, точнее, в Москве, в которых, кстати, оппозиционеры, их семьи и друзья берут участие лично, а не приводят фриков за деньги, - единственный способ показать, что несогласные с Путиным в стране есть, что они  вообще существуют. Арсений Петрович и его соратники в Украине – в гораздо более выгодном положении.

Недавно известный российский журналист Матвей Ганапольский во время трансляции уже традиционного журналистского марафона, посвященного очередной годовщине пребывания Виктора Януковича на должности главы государства, сказал, что украинской оппозиции следует переходить от уличных митингов к «практической политической работе», то есть – выигрывать местные выборы, укреплять ячейки собственной  партии, отвоевывать избирателя за избирателем, бороться за каждый добытый мандат, за каждый голос, постепенно менять политическую картину страны.

Но это, конечно, сложный и хлопотный путь. Крикнуть «айда», то есть, «Украина, вставай!» - гораздо проще. Правда, лично мне этот лозунг напоминает отдачу команды домашнему питомцу, а за «Вставай!» обычно следуют: «К ноге!», «Голос!», «Фас!» и… «Место!».

Анастасия Береза