Вторник,
06 декабря 2016

Наши сообщества

МнениеКризис управляемости и трансформация ЕС

Самой яркой тенденцией за последние годы в Европе и Евразии стал кризис управляемости. Примеров – великое множество, наиболее интересные из них – Россия и Европейский Союз. И если точку невозврата цивилизованного развития России совершил Владимир Путин и его окружение, став на этот путь еще в 2008 году и окончательно превратившись в разрушителя существующих устоев международной жизни с 2014 года, то у Европейского Союза накопился целый ворох проблем. И большинство из них имеют системный, глубинный и взаимосвязанный характер.

Нынешняя Европа управляется бюрократами, а не сильными лидерами. Времена Де Голя и Тетчэр прошли и появление новых политиков с такими характерами ныне маловероятно. А евробюрократия, как показывает практика последних кризисов на европейских границах и внутри самого Союза, не способна на стратегические решения, работающие на усиление управляемости ЕС, а не его разбалансировку.

Большинство экспертов вполне обоснованно считают, что основными кризисами для ЕС, одновременно стоящими в повестке дня, являются обвал Россией системы международного права и, главное, системы безопасности в Европе (да и в мире в целом) своими действиями в Украине (а с августа 2015 года – еще и в Сирии); финансово-экономической кризис в странах еврозоны, ставящий под вопрос перспективы существования евро; кризис, связанный с массовым наплывом иммигрантов из стран Африки и Ближнего востока в Евросоюз. Проблемами помельче, выходящими из вышеупомянутых являются Греция (квинтесенция соединения всех главных вызовов для Европы), а также возможный запуск цепной реакции развала ЕС, который может запустить Великобритания (через проведения референдума в этом году на тему возможного выхода страны из Евросоюза).

Среди руководства стран Евросоюза резко выросло недовольство действиями канцлера ФРГ Ангелы Меркель и премьер-министра Нидерландов Марка Рютте

Каждый из основных вызовов для Европы может стать судьбоносным и заслуживает на отдельное тщательное рассмотрение. Но особо хочется остановиться на проблеме мигрантов в ЕС, точнее последствий, к которым она приводит. Самым свежим политическим результатом по данной теме является саммит ЕС-Турция, который недавно завершился незаконченной сделкой между Брюсселем и Анкарой с уточнением ее параметров через неделю.

Главный итог встречи – Турция согласится взять часть иммигрантов, уже пребывающих в ЕС, на свою территорию, предоставляя на расселение в Евросоюзе только иммигрантов из Сирии. За все удовольствие заплатит Евросоюз. Суммы – от 3 до 20 миллиардов евро. Условия Анкары – безвизовый режим с ЕС до июля нынешнего года, а также резкая активизация процедуры членства Турции в Евросоюзе. На этом фоне, добавим, что среди руководства стран Евросоюза резко выросло недовольство действиями канцлера ФРГ Ангелы Меркель и премьер-министра Нидерландов Марка Рютте (страна, председательствующая ныне в ЕС) по причине лоббирования своей версии соглашения с Турцией, а не той, которая была согласована между всеми членами Евросоюза.

В данном контексте, уместно поставить вопрос, а готов ли ЕС реально принять Турцию в свой состав? Мусульманскую страну с населением почти в 80 миллионов человек, второй армией в НАТО, мощной экономикой, промышленностью, прекрасной демографической ситуацией и совершенно другими ценностями, чем в Европе. Понимают ли в Брюсселе, что ЕС после принятия Турции станет малоуправляемой структурой, Брюссель окажется в перманентном кризисе, и страны-члены ЕС начнут увязать в двусторонних клинчах конфликтов интересов, окончательно добивая еврозону и Шенген? Скорее всего – понимают. В таком случае, обещания Турции со стороны ЕС – не более, чем блеф.

Понимают ли в Анкаре неготовность ЕС к принятию Турции в свой состав? Понимают. Да и, собственно, вопрос в том – зачем самой Турции стремится войти членом в аморфную зарегулированную структуру, основные бонусы от сотрудничества с которой будут получены без непосредственного членства в ЕС. Тогда что нужно Турции от ЕС? В первую очередь, деньги на поддержку своей экономики и содержание беженцев, безвизовый режим с Европой, и максимальные преференции в торговле. С политической точки зрения – очень полезным будет невыполнение Евросоюзом обещаний ускоренного членства Турции в ЕС. Тогда в ответ Анкара сможет, не напрягаясь отправить новые партии сирийских и африканских иммигрантов в Европу. Каким может быть конечный финал подобного сценария? Полная потеря управляемости Евросоюза и его потенциальный развал.

Если свершится чудо, и Турцию примут в ЕС

Возможно ли допустить, что Турция может в своей политике на европейском направлении играть на развал ЕС, как например, почти открыто это делает путинская Россия? Почему бы и нет? Турция – это один из реальных региональных лидеров с успешными перспективами. Об амбициях Эрдогана возродить влияние своей страны в рамках Османской империи сказано и написано много всего. Но расширить свое влияние на южноевропейские страны Европы, особенно на Балканах, после возможного развала ЕС в долгосрочной перспективе, задача вполне посильная для Анкары. А это уже возможность активного участия непосредственно в европейской политике.

С другой стороны, если свершится чудо, и Турцию примут в ЕС, скажем, к 2020 году, то сам ЕС изменится радикальным образом. Произойдет мощное объединение христианского и мусульманского миров в форме одной федеративной или конфедеративной державы. Белая христианская Европа в границах Евросоюза станет окончательным фрагментом истории. То есть, на момент гипотетического вступления в ЕС Украины, сам Евросоюз уже будет порядком исламизирован за счет Турции, в него войдут все балканские государства, а также из него, возможно, выйдут некоторые старые члены, как-то Великобритания. Однозначно ценности ЕС, которые сейчас служат неким маяком для Украины, также будут существенно трансформированы. Готова ли Украина стать членом такого надгосударственного объединения? Есть ли понимание у нынешнего украинского руководства того, что нашей стране принципиально важно получить от ЕС, а чего следует избегать?

Учитывая ускорение серьезной трансформации самого Евросоюза, Украине следует вести свою политику с Брюсселем, понимая возможные сценарии будущего Европы через 3-5 или 10 лет, а не исходить от идеального образа уже несуществующего Евросоюза, членство в котором автоматически будет гарантировать процветание и благоденствие.    

Роман Рукомеда    

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Новости партнеров

Новости мира

loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение