Иллюстрация REUTERS

Блокада Катара терпит неудачу. Об этом пишет Ишан Тарур в одноименной статье, опубликованной на сайте газеты The Washington Post.

Трудно представить, что лидеры Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов думали, что все так произойдет. В начале июня чиновники их правительств, а также младшие партнеры Египет и Бахрейн, ввели штрафные санкции в отношении Катара, и назвали их проблемным, но необходимым шагом, направленным на то, чтобы усмирить надоедливый Катар. Словно Катар, обвиняемый соседями в разжигании экстремизма, это непослушный ребенок, которого нужно дисциплинировать.

Но во взрослом мире геополитики, мера Саудовской Аравии и ОАЭ против Дохи, похоже, не помогла им достичь цели. Катар не оказался в изоляции, вместо этого, он укрепил связи с региональными державами – Турцией и Ираном. Оман и Кувейт, другие два государства в Совете сотрудничества стран Персидского залива, не присоединились.  Продовольственные и другие товары по-прежнему поступают в доки и аэропорты Катара. И, несмотря на смешанные сообщения Белого дома, американские дипломаты, похоже, стремятся к примирению и компромиссу с Катаром, и не собираются вынуждать Доху выполнять требования Саудовской Аравии и Эмиратов.

"Как и в случае их катастрофической войны в Йемене, Саудовская Аравия и ОАЭ радикально переоценили перспективы своего успеха и не смогли составить надежный план Б на случай, если дело пойдет не по плану", - пишет Марк Линч, специалист по Ближнему Востоку в Университете Джорджа Вашингтона. "Квартет, выступающий против Катара, похоже, переоценил страх Катара перед изоляцией Совета и их собственной способностью, причинить вред своему соседу".

Новый отчет The Washington Post на этой неделе усугубил неловкость, с которой столкнулись инициаторы блокады. По словам анонимных чиновников разведки США, именно ОАЭ стояли за недавним спорным взломом правительственных новостных СМИ Катара и сайтов социальных сетей, что помогло спровоцировать кризис. Взлом приписывал ложные фразы эмиру Катара шейху Тамиму бин Хамаду аль-Тани, в которых он приветствовал Иран как "исламскую власть" и восхвалял палестинскую исламистскую группировку Хамас.

Иллюстрация REUTERS

Несмотря на громкие опровержения Дохи, скандал привел к тому, что Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет запретили катарские СМИ, а затем разорвали отношения с Дохой и начали торговый и дипломатический бойкот. Чиновники США "на прошлой неделе узнали, что недавно проанализированная информация, собранная спецслужбами США, подтвердила, что 23 мая старшие члены правительства ОАЭ обсуждали план и его реализацию", - сообщают мои коллеги Карен Де Йанг и Эллен Накашима. "Должностные лица заявили, что пока неясно, осуществляли ли ОАЭ атаки самостоятельно или заключали контракты на их выполнение".

В заявлении посол ОАЭ в Вашингтоне Юсеф аль-Отайба опроверг эти заявления. "ОАЭ не имеют никакого отношения к предполагаемой хакерской атаке, описанной в статье", - сказал он, прежде чем повторить жалобы своей страны в отношении внешней политики Катара. "Правда сказана о поведении Катара. Финансирование, поддержка и пособничество экстремистам – от Талибана до Хамаса. Подстрекательство к насилию, поощрение радикализации и подрыв стабильности соседей".

Существует множество прецедентов для слухов и мрачных инсинуаций, которые подпитывают напряженность в этой части мира. Разрыв в отношениях в 2014 году привел к волне ложных сообщений о том, что гражданам Саудовской Аравии и Эмиратов было запрещено посещение Harrods, лондонского универмага, принадлежащего фонду национального благосостояния Катара.

Аналитики объясняют, что нынешний тупик – это продолжение длительных разногласий и напряженности с Катаром, который раздражал своих более крупных соседей тем, что использовал свои богатства, чтобы оказывать гораздо большее влияние на мировой арене. Речь идет о спорах из-за поддержки разных сторон в конфликтах от Сирии до Ливии, а также о провокационной работе канала "Аль-Джазира", финансируемой Катаром сети, которую Эр-Рияд и Абу-Даби хотят закрыть.

Катар также выбрал другой дипломатический путь, который отличается от плана соседей. В стране размещены офисы таких группировок, как Талибан и Хамас, для посредничества в региональных конфликтах. "На фоне урчащих лимузинов и лодок, пришвартованных в бухте, Доха стал домом для экзотического множества бойцов, финансистов и идеологов, нейтральным городом, вроде Вены во времена холодной войны, или персидской версией вымышленного пиратского бара в фильме "Звездные войны", - пишет Деклан Уолш из The New York Times.

Иллюстрация REUTERS

"Страна всегда была тем местом, где оседали бездомные, бродяги и нежелательные люди", - сказал The Times Дэвид Робертс, автор книги "Катар: обеспечение глобальных амбиций города-государства". "На полуострове не было всеобъемлющей власти, поэтому, если бы вас разыскивал шейх, вы могли бы сбежать в Катар, и вас никто не потревожил бы".

Таким образом, кризис среди богатых стран Персидского залива продолжается. На прошлой неделе госсекретарь США Рекс Тиллерсон провел спорный дипломатический раунд в Кувейте, Катаре и Саудовской Аравии, в попытке разрядить ситуацию. Все страны-участницы конфликта – союзники США. В Катаре находится самая большая военная база Соединенных Штатов на Ближнем Востоке, и Тиллерсон предпочел бы, чтобы все успокоились и вернулись к другим вопросам, в частности, к борьбе с "Исламским государством". Но его усилия пока не принесли больших плодов.

Тиллерсон провел публичный гамбит в Дохе, подписав меморандум о взаимопонимании, в котором Катар пообещал сделать все возможное, чтобы заблокировать финансирование экстремистских групп на Ближнем Востоке и в других местах. Это быстро превратилось в фарс. "Катарцы хвастались, что они первыми в регионе подписали такой пакт и призвали арабов, настроенных против них, сделать то же самое", - пишет моя коллега Кэрол Морелло. "Четыре страны, поддерживающие блокаду, заявили о том, что именно они заставили Катар подписать пакт, и одновременно отвергли его как "недостаточную" меру, чтобы положить конец их эмбарго".

В понедельник, когда ОАЭ опровергали обвинения в хакерских атаках, посольство Саудовской Аравии в Вашингтоне процитировало в Twitter интервью с президентом Трампом, где он нападал на Катар. Это было еще одно доказательство диссонанса между Белым домом и Государственным департаментом в вопросе кризиса – и еще одно напоминание о том, что в ближайшее время спор в Персидском заливе не прекратится.