Die Presse: Уроки, извлеченные из украинского кризиса

17:56, 02 октября 2014
Политика
8 0

Ситуация глобальной безопасности все более нестабильна. Россия испытывает, насколько далеко она может зайти в своей агрессивной политике власти. Тот факт, что доверие к США сократилось, способствует действиям Путина.

Россия нарушила Будапештский меморандум

В своей статье «Уроки, извлеченные из украинского кризиса», опубликованной на сайте австрийской газеты Die Presse, Эрих Райтер сообщает, что бывшие сателлиты или - как страны Балтии - республики Советского Союза, ввиду российской силовой политики, опасаются за свою безопасность. Хотя это не ново, потому что страх перед возвращением российской силовой политики в некоторых странах Востока присутствовал постоянно. С момента начала конфликта в Украине, он обострился.

Теперь на расстоянии от событий в Восточной Европе можно совершенно справедливо спросить, оправданы ли эти опасения и страхи. Поскольку государства-члены ЕС, которые на 96 процентов идентичны с европейскими странами НАТО, не только имеют в три с половиной раза больше населения и показывают в восемь раз большую экономическую мощь, чем Россия, но и с точки зрения традиционной войны у них в примерно в три раза больше численность войск, чем в России. И к тому же, есть еще США.

Инструментарий Москвы

Все, как и прежде: Россия пытается сохранить, а также расширить свои сферы влияния. Российский политический инструментарий включает в себя: дестабилизацию мятежных соседних стран (Украина), "трения" с Соединенными Штатами, а также попытка разделить европейцев и американцев, а затем европейцев между собой. Теперь пришло время обдумать уроки, извлеченные из конфликта в Украине:

1. Международные обязательства больше ничего не стоят. Поскольку в Будапештском меморандуме 1994 года, вместе с Великобританией и США, в обмен на отказ Киева от советского ядерного оружия, Россия также взяла на себя обязательства гарантировать границы Украины.

2. Россия продемонстрировала, что можно с помощью силы навязывать националистические интересы власти (безнаказанно). Экономические санкции были приняты только после сбиения пассажирского самолета, за которое Россия не несет, по крайней мере, прямой ответственности. Мечта европейской дипломатии, что националистические шахматные ходы сегодня уже больше невозможны и политика руководствуется демократией и верховенством закона, необходимо серьезно переосмыслить.

3. То, что раньше казалось несущественным, теперь, возможно, имеет значение: поодиночке у стран Восточной Европы нет никаких шансов против агрессивной России.

Захватом Крыма и войсками на границе с Украиной Путин также тестировал реакцию Запада. И тест оказался таким, как ожидалось. Запад был совершенно не готов.

Европейцы обращались с беспомощными протестами, а США проявляли мало заинтересованности в том, чтобы вмешиваться в Восточную Европу. Такая страна, как Украина, которая хочет укрепить связи с Западом, должна самостоятельно справиться с агрессивными россиянами.

Центр интересов – Восточная Азия

Даже если сегодня Россию снова рассматривают как более опасную - особенно некоторые страны Центральной и Восточной Европы - то есть и страны Запада, которые в отношении России хотят вернуться как можно скорее к своим обычным делам. Ранее выбранный путь, рассматривать Россию не как врага, а как партнера, нужно продвигать как можно скорее. Это, конечно, создает определенную напряженность в Европе.

Центром интересов мировой политики по-прежнему является Восточная Азия, где пересекаются интересы США и Китая. Восточная и Юго-Восточная Азия еще больше привлекают к себе внимание в связи с постоянным увеличением власти Китая и местными неразрешенными конфликтами.

Пересечение интересов трех крупнейших экономик в мире (США, Китай, Япония), опасная ситуация на Корейском полуострове, растущие опасения Японии (которая, если захочет, практически за одну ночь может стать ядерной державой) и территориальные споры из-за огромных океанских территорий, в том числе контроль над важными морскими маршрутами, делают этот регион одновременно важным и опасным.

По сравнению с этим, европейские проблемы менее значимы. Европе в будущем уготована судьба мировой политической периферии. Но это также является неотъемлемой частью проблемы Восточной Европы. Европа больше не столь важна для США, и Россия, по мнению США, не глобальный нарушитель спокойствия, а просто региональное государство. Президент Обама также заявил, что Путин проявляет агрессию не от силы, а от слабости. Это верно, поскольку в России отсутствуют предпосылки для роли великой державы. Но в любом случае, она – сильная региональная военная держава.

Никакой красной линии НАТО

Европейцы, в свою очередь, не единодушны (и всегда будут) в том, как реагировать на вызовы политике безопасности или как подготовиться к ним. Уверенность в надежности союзнических обязательств именно со стороны европейских членов будет необходимым условием для стабильных отношений в Восточной Европе. Если как у восточных европейцев, так и у россиян не было бы сомнений в надежности НАТО, то, за исключением уже существующих кризисных и конфликтных регионов, можно было бы и в дальнейшем гарантировать мир и стабильность в Европе. Но так ли это?

НАТО до сих пор еще не предприняли никаких необходимых мер, чтобы устранить сомнения в своей готовности вступиться за восточных европейцев. Складывается впечатление, что они не хотят раздражать Россию, вместо того, чтобы указать ей на красную линию и дать понять с помощью расторжения Основополагающего акта Россия-НАТО, что «такая» Россия не может быть партнером.

Еще более непредсказуемые Соединенные Штаты

С точки зрения политики безопасности, наивные умы, конечно, думают, что жесткие меры еще больше обострят деликатную ситуацию. На самом деле, мягкое отношение ЕС может легко создать иллюзию, что можно без проблем осуществлять дальнейшую российскую силовую политику. Нынешняя ситуация дает еще меньше уверенности, так как Америка Обамы в глобальном контексте потеряла доверие.

Примерами этому являются Египет (возможно, было правильно позволить Мубараку пасть в Египте. Но он, по крайней мере, был союзником, а теперь в Каире другой деспот у власти, не настолько хороший союзник), или нерешительность в действиях против Асада в Сирии. Соединенные Штаты поощряли сближение с НАТО как Грузии, так и Украины, но потом не поддержали их против России.

В общем, глобальная вовлеченность Соединенных Штатов более низкая, мировая держава не так предсказуема, как раньше. Могут ли друзья по-прежнему полагаться на США, или Америка будет действовать только тогда, когда возникнет непосредственная угроза их интересам? С точки зрения ослабевающей роли США как мировой державы, силовая политика Путина в Восточной Европе приобретает стратегическую значимость: сомнения в надежности НАТО в Европе как база для расширения сфер своего влияния.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
ИноСМИ
телеграм-канал переводов зарубежной прессы
Читать в Telegram