REUTERS

Более чем через год после того, как Америка и ее союзники решили наказать Кремль за поддержку повстанцев в Украине и аннексию Крыма, Россия находит новых друзей и общается с Западом с позиции растущей силы. В любом случае, это сообщение, которое Владимир Путин посылает своему народу и любому, кто готов слушать.

Об этом идет речь в статье «Если не управлять – то создавать неприятности», опубликованной на сайте издания The Economist.

Во время своей последней «игры мускулами», 26 июля президент представил военно-морскую доктрину, которая призвана бросить вызов Атлантическому альянсу во всех областях его работы, в ответ на «неприемлемые» планы НАТО переместить свои силы близко к России и расширить свое глобальное влияние. Он хочет, чтобы океанский флот, особенно активный в Арктике и Атлантике, заменил флот, чьи стареющие корабли в основном стоят на побережье.

Это увенчало месяц дипломатических зрелищ, во время которых российский город Уфа, который находится на границе между Европой и Азией, принимал саммиты двух организаций, стремящихся бросить вызов глобальному лидерству Америки. Одна из них – экономический клуб, известный как БРИКС (включающий Бразилию, Индию, Китай и Южную Африку); другая – Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), ориентированная на оборону, в которую входят Китай и бывшие советские республики Средней Азии, и только недавно вошли Индия и Пакистан.

По версии российских государственных СМИ, встреча БРИКС стала новым шагом в создании противовеса западной финансовой системе; там был создан валютный резервный фонд на $ 100 млрд, который будет конкурировать с ролью МВФ в качестве стабилизатора денежных кризисов, и подтвержден план банка развития на $ 100 млрд. Сообщение понятно: несмотря на исключение из западных рынков капитала, у России есть альтернативные экономические партнеры.

По едким словам Андрея Климова, заместителя главы комитета по внешним связям Совета Федерации: «Когда человек поворачивается к вам спиной, у вас есть два варианта – вы можете бежать за этим человеком, или вы можете начать говорить с другими людьми».

REUTERS

Между тем подписание ядерной сделки 14 июля между Ираном и шестью мировыми державами во главе с США, но в том числе и России, позволило Кремлю утверждать, что Запад по-прежнему нуждается в ней. Когда Барак Обама поблагодарил Путина за помощь со сделкой, это, кажется, повысило надежду некоторых российских чиновников на то, что Запад может уступить в Украине, или в другом месте в Восточной Европе, потому что нуждается в российской помощи в таких местах, как Иран или Сирия.

Как более спокойное проявление мягкой силы, защита Путиным «традиционных ценностей» получила поддержку 3 июля, когда, в Совете ООН по правам человека, предложение, которое превозносит традиционную семью было принято явным большинством, во главе с Россией и исламскими государствами, против оппозиции из Америки и Западной Европы, которые хотели упоминания таких новых реалий, как гей-партнерства.

Алексей Пушков, который возглавляет комитет внешнеполитического ведомства Думы, видит в постановлении американского Верховного суда, позволяющем однополые браки, еще один шанс для возглавляемой Россией оппозиции. Америка попытается и провалится с пропагандой таких союзов, говорит он.

Но за всеми самоуверенными разговорами, об экономике, обороне или ценностях, насколько хорошо Россия справляется с давлением Запада? При свете дня, риторика Путина выглядит как смесь тщетного хвастовства и просчитанного реализма.

Прежде всего, Китай, кажется, вряд ли оправдал надежды России, как поставщик капитала или партнер по безопасности. Его экономика возвышается над экономикой России, и он не разделяет заинтересованность Путина в конфликтах с Западом. По словам Анжелы Стент, профессора Джорджтаунского университета Америки, большинство экономических преимуществ китайско-российского сотрудничества по-прежнему далеки. Переговоры о трубопроводе, который должен поставлять российский газ в Китай, на этой неделе провалились. В Китае планы Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, организация по развитию, исключающая Америку, получают приоритет перед любым проектом БРИКС.

ШОС также далека от того, чтобы стать сплоченным клубом, сопоставимым с НАТО. Хотя Китай покупает российское оружие, у стран существуют свои разногласия в вопросах безопасности; например, Китай возмущают прочные связи России с Вьетнамом. И экспансионизм России в Украине заставил других соседей, как Казахстан, стать более осторожными.

Иранское соглашение – также неоднозначное благо для России. Как указал Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», Россия сопротивлялась экономическим санкциям против Ирана (но согласилась с ними в знак уважения к своим западным партнерам), так что логично, что их отмена выгодна. Но сделка может навредить России из-за снижения мировых цен на нефть и привлечения новых поставок газа в Европу; и согласно сделке, Россия не сможет продавать оружие Ирану, как она этого хотела, в течение, по крайней мере, пяти лет. Реальным призом для России может стать недовольство из-за сделки в Саудовской Аравии, которую раздражает Америка и которая ищет новых финансовых партнеров.

Из всех инициатив России, именно военно-морская экспансия, часть большого плана по перевооружению, который, кажется, имеет иммунитет к сокращению бюджета, больше всего изучается западными столицами. Российские судостроительные верфи утратили способность строить большие надводные корабли, особенно без доступа к деталям из Украины. Их единственному авианосцу 30 лет, и он вряд ли мореходный. Им повезет, если, как было предложено, новый будет построен к 2030 году.

livejournal.com

Но Россия всегда могла делать тайные, смертоносные подводные лодки, и это, кажется, решило некоторые проблемы с новыми видами обычных и ядерных субмарин. Три из последних лодок с ядерным оружием теперь погружаются в глубины океана; запланированы еще семь. Хотя флот Америки, которая вскоре превысит 300 крупных кораблей, уменьшает все остальные, военно-морские усилия России стоит воспринимать всерьез. Новая доктрина подразумевает, в конечном итоге, способность противостоять НАТО в каждом океане, где есть военно-морские силы Запада, хотя и без войны, говорит Питер Робертс, научный сотрудник Королевского института объединенных служб в Лондоне.

Экономика России повреждена западными санкциями больше, чем она признает; и чтобы выполнить этот план, России необходимо убедить граждан затянуть пояса ради нации, которая якобы столкнулась с пожизненной угрозой со стороны США. У Анны Глазовой, из связанного с Кремлем института стратегических исследований, имеется достаточно доказательств такой угрозы: неопровержимым доказательством служит тот факт, что г-н Обама однажды обмолвился о недостойном поведении России, вирусе Эбола и терроре исламского государства в одной своей речи.

Тем, кто помнит советские времена, знакома эта смесь обороны и пренебрежения. И в случае, если нужны доказательства решительности России, чтобы сказать «нет», 29 июля она наложила вето на резолюцию Совета Безопасности ООН, согласно которой должен быть создан трибунал, чтобы расследовать прошлогоднее сбиение малазийского авиалайнера над подконтрольной повстанцам территорией Украины.