The New York Times: Почему санкции в отношении России будут иметь неприятные последствия

17:18, 06 марта 2015
Мир
23626 0

Если Россия в ближайшие месяцы и годы столкнется с большими экономическими потрясениями, Америка, в свою очередь, может столкнуться с гораздо более сложными проблемами, чем те, которые существуют сегодня. 

flickr.com/photos/jeepersmedia

В своей статье «Почему санкции в отношении России будут иметь неприятные последствия», опубликованной на сайте газеты The New York Times, Самуэль Чарап и Бернард Зухер пишут о том, что американское правительство склонно видеть в санкциях против России недорогостоящую политику, которая в конечном счете заставит Владимира Путина изменить свой курс в Украине.

Но это общепринятое мнение скрывает значительные издержки. Так же, как в случае использования дронов для выявления подозреваемых в терроризме в Пакистане, что, возможно, стало причиной возрастания количества новообращенных к исламской воинственности, сторонники санкций не учитывают непредвиденные последствия такой политики - последствия, которые могут оказаться гораздо более разрушительным для американских интересов, чем агрессия Кремля в Украине.

Во-первых, за счет введения коммерческих и финансовых санкций против России из-за ее действий в Украине, США - архитектор и самый большой бенефициар глобализированной финансовой и торговой системы – спекулирует интеграцией постсоветской России в эту систему. Годы взаимовыгодного прогресса, которые привели 140 млн россиян на орбиту глобального экономического управления, в настоящее время под сомнением. Даже если санкции достигнут успеха в изменении поведения Кремля, и затем будут сняты, американская цель интеграции России в мировую экономику будет принципиально подорвана.

Во-вторых, применение санкций сообщает другим о стратегической опасности интеграции в возглавляемую США глобальную финансовую систему. Независимо от исхода вмешательства России в Украине и дальнейшей судьбы Путина, другие не-союзники Соединенных Штатов уже усвоили урок, что с трудом достигнутая институциональная интеграция может обернуться против тех государств, которые к ней стремились.

В-третьих, нет никаких сомнений в том, что санкции нанесли реальный вред ведущим государственным и зависимым от государства компаниям, а также навредили друзьям Путина, но параллельный ущерб независимым, частным предприятиям в России несравнимо хуже. Бизнес без политической защиты столкнется с сокращением продаж, отсутствием доступа к финансированию и неопределенной отсрочкой инвестиций. Те предприятия, которые делают ставку на сотрудничество России с Европейским Союзом и Соединенными Штатами, страдают больше всего. (Один из нас – американский инвестор и предприниматель, который уже давно работает в России и является непосредственным свидетелем этого.)

Самые смелые западники среди малого предпринимательского класса России сейчас оказались без защиты, а государственные банки и энергетические компании по-прежнему защищены и пользуются возможностью доступа к государственным кредитам, которые они могут получать на льготных условиях.

В-четвертых, введением санкций в отношении России, когда она уже спускалась по нисходящей экономической спирали, Вашингтон дал Путину мощный политический инструмент для снятия с себя вины за последствия своих губительных решений в Украине. Кремлевская модель «государственного капитализма» уже рушилась, и ее эффективность была бы очень низкой при том геополитическом перевороте, который затеял Путин. Американские санкции были введены в очень правильное время, и тем самым обеспечили ему алиби, и он умело это использовал, чтобы запутать российский народ касательно причины их экономических проблем.

В-пятых, даже если санкции тщательно разработаны, чтобы наказать конкретных игроков, обычные россияне воспринимают санкции Запада как направленные против них, и именно они вынуждены справляться с реальными издержками роста инфляции, коллапса рубля и замедления роста. Ощущение россиян, что на них нападают, породило явление «сплочения вокруг флага». Все время высокие рейтинги одобрения Путина – это один из результатов; еще один – почти полная маргинализация несогласных. К сожалению, воскресный марш в память об убитом лидере оппозиции Борисе Немцове, не изменит этого.

Если Россия в ближайшие месяцы и годы столкнется с большими экономическими потрясениями, Америка, в свою очередь,  может столкнуться с гораздо более сложными проблемами,  чем те, которые существуют сегодня. Россия может стать более воинственной, если нанесенные извне экономические удары углубят кризис в стране. Кроме того, более серьезный спад в России ухудшит экономические проблемы Евросоюза, с потенциальными последствиями для всего мира.

Теперь, когда Вашингтон сделал санкции основным элементом своего ответа России, президент Обама не может просто отказаться от них. Вместо этого, он должен их использовать, чтобы договориться о всеобъемлющем урегулировании, таком, которое включает в себя некоторые компромиссы.

Первый раунд санкций имел смысл. Аннексировав Крым, Россия не только нарушила ключевые международные нормы, но и укрепила вопиющее нарушение на десятилетия вперед. Соединенные Штаты должны были продемонстрировать, что такие нарушения влекут за собой последствия, чтобы не позволить России создать опасный прецедент. Целевые санкции, которые мешают России получать выгоду от аннексии, должны служить этой задаче. Россия, несомненно, также нарушила международные нормы в восточной Украине. Но в отличие от Крыма, она, возможно, могла бы возобновить соблюдение в ближайшем будущем. И другие санкции не изменят более широкие стратегические цели России на ее заднем дворе.

Многие политические деятели в частной беседе признают это, но они отвечают вопросом: «Что еще мы можем сделать?» Это справедливый вопрос. Поскольку никакие возможные принудительные меры не помешали бы Путину поддержать повстанцев на востоке Украины, единственным выходом остаются переговоры – чтобы ограничить страдания, которые Кремль может принести беззащитному населению и чтобы избежать более широкого и опасного противостояния, похожего на холодную войну. Но переговоры, которые касаются только Украины, как в Минске в прошлом месяце, в лучшем случае будут способствовать временному прекращению огня в конфликте между Россией и Западом. Только более широкое соглашение по вопросам региональной безопасности может окончательно положить конец этому конфликту. И ослабление санкций может быть использовано в качестве разменной монеты для заключения сделки, условия которой будут выполняться.

Альтернативой могли бы быть открытые санкции, которые могут усугубить конфликт между Вашингтоном и Москвой, воздействуя на экономику и политику России таким образом, который противоречит американским интересам. Путин получит больший контроль над экономикой и сплотит общественность вокруг себя, и эволюция России как современной, глобально интегрированной страны будет остановлена. Признание этих рисков – это не одобрение агрессивного поведения России. Так же, как противостоять атакам дронов - не означает поддерживать терроризм, подчеркнуть стратегические издержки санкций – значит выработать эффективную политику, а не успокоить Путина.

Стоит напомнить, что после распада Советского Союза, Соединенные Штаты столкнулись с ночным кошмаром – Россией в хаосе. Правительство было банкротом, и его способность контролировать свою территорию и большой ядерный арсенал была под угрозой. В то время, Вашингтон пришел к выводу, что такая слабая Россия будет представлять серьезную угрозу для национальной безопасности США. Так почему же сегодня этот прогноз должен выглядеть иначе?

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
ИноСМИ
телеграм-канал переводов зарубежной прессы
Читать в Telegram