цей матеріал доступний українською

Foreign Policy: Сирия распалась на три страны, в каждой из которых идут свои новые войны

13:58, 19 марта 2019
Мир
3910 0
Иллюстрация / REUTERS

Война, которая опустошала Сирию более чем половину десятилетия, подходит к концу. Халифат под названием «Исламское государство», который провозгласил в июне 2014 года Абу Бакр аль-Багдади в Мосуле, теперь сократился до нескольких квадратных метров в сирийской нижней долине реки Евфрат. И этот последний кусок территории под контролем террористов вот-вот будет освобожден курдскими силами.

Суннитское восстание против режима Башара Асада, тем временем, уже закончилось. Все, что от него осталось, теперь стало составной турецкого проекта по превращению части северо-западной Сирии на образование, подконтрольное Анкаре, пишет Foreign Policy.

Читайте такжеForeign Policy: Асад начал жестокую биологическую войну в Сирии, которую никто не видит

Однако, место старых войн в ближневосточной стране заняли новые. Они происходят в трех фактически независимых регионах, чьи границы все четче вырисовываются, пока дым от предыдущих сражений рассеивается. Первый из этих регионов – территория режима Асада, которого поддерживает Россия. Второй – местность на восток от Евфрата под контролем Сирийских демократических сил, которые в основном сформированы из курдских отрядов. Их с воздуха поддерживают США и Запад. Третий регион контролируют турки и их исламские союзники в провинции Идлиб. Район Асада самый большой. Он включает 60% страны. Район Сирийских демократических сил – это 30% Сирии. Еще 10% - под контролем турецко-суннитских войск. В каждом из этих регионов происходят свои гражданские войны, которые подпитывают соседние анклавы.

Наиболее хрупкий из них с точки зрения как международных соглашений, так и отношений с внешними силами – это турецкий регион. Его южную часть сейчас контролирует сирийская ветвь «Аль-Каиды» под названием «Хаят Тахрир аль-Шам». От наземного вторжения со стороны войск Асада это место защищено Сочинскими договоренностями, которые согласовали президенты Владимир Путин и Раджеп Тайип Эрдоган в сентябре 2018 года. Но хоть наземного вторжения не происходит, режим в Дамаске обстреливает Идлиб и Хаму из артиллерии буквально ежедневно.

Читайте такжеРоссия вернула штурмовики Су-25 в Сирию

Дальше на север лежит бывший курдский кантон Африн. Здесь силам Турции и их союзникам приходится иметь дело с восстанием, которое поддерживают подразделения курдской организации YPG. По данным Bellingcat, с марта 2018-го до января текущего года в районе Африна произошло 220 атак против турецких сил. Только в прошлом месяце от атак погибли 100 человек. Эти атаки начались в январе 2018 года сразу после того, как армия Турции вошла в регион в рамках операции «Оливковая ветвь», которая уничтожила курдский автономный кантон в Сирии. YPG не берет на себя ответственность за атаки против курдов.

Территория на восток от Евфрата, которую контролируют США и Сирийские демократические силы, тоже охвачена внутренними конфликтами, которые провоцируют внешние игроки. Согласно данным «Сирийской обсерватории по правам человека», с августа 2018 года в этом районе было убито «236 бойцов Сирийских демократических сил, гражданских, нефтяных работников и чиновников». И все эти жертвы не были связаны с войной против «Исламского государства». Убийства произошли в четырех провинциях: Ракка, Алеппо, Хасака и Дейр-Эззор, которые полностью или частично контролируют курды, поддерживаемые США. Сирийские демократические силы обвиняют в этом Турцию. Однако, подозрения падают также и на режим Асада и его иранских союзников или на «Исламское государство».

Читайте такжеForeign Policy: Новое поколение террористов придет из экс-СССР

Территории, которые контролирует режим Башара Асада, на данный момент наиболее безопасные из всех трех регионов. Но и здесь происходят беспорядки. Хаотичные формирования захватывают власть и создают свои зоны влияния. К примеру, лояльные к Ирану местные и иностранные боевики, военная полиция России, ливанская «Хезболла», и, конечно, различные службы безопасности сирийского режима конкурируют между собой за власть и контроль. Они сотрудничали ранее, когда речь шла о спасении режима Асада. Но теперь их интересы не совпадают.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
ИноСМИ
телеграм-канал переводов зарубежной прессы
Читать в Telegram