REUTERS

В статье Грега Сателла под названием «Путин играет в шахматы. Обама этого не делает… И поэтому он выигрывает», опубликованной на сайте Forbes.com  пишется о том, что сенатор Джон Маккейн, видимо, не особо задумывается о внешней политике американского президента Барака Обамы. В марте во время конференции  Американского комитета по связям с общественностью Израиля (AIPAC) он жестко раскритиковал действия Барака Обамы:

«Президент Соединенных Штатов считает, что холодная война закончилась. Это хорошо, она закончилась, но (президент России Владимир) Путин не верит, что это так. Он не верит, что это игра, в которой нет победителей. Посмотрите на Молдову. Вспомните об оккупации Грузии. Посмотрите на давление на страны Балтии. Посмотрите, что они делают, помогая (президенту Сирии Башару аль) Асаду убивать десятки тысяч невинных людей в городах и селах по всей Сирии. Это возмутительно... Путин не остановился на этом. Он зашел так далеко, что посмел утверждать, что кризис в Украине на самом деле начался по вине Обамы, заявив, что, кризис является «конечным результатом беспомощной внешней политики, и никто больше не верит в силы Америки».

Не один Джон Маккейн так считает. Его коллега по Сенату Тед Круз пожаловался: «мир видел великие шахматные поединки, но в плане геополитики кажется, что за Россию в шахматы играет известный гроссмейстер, в то время как Соединенные Штаты играют в шашки».

Председатель комитета по делам разведки Палаты представителей Конгресса США Майк Роджерс еще хуже оценил действия Барака Обамы: «Путин играет в шахматы, а мы, мне кажется, играем в стеклянные шарики».

Такого рода шахматные аналогии очень давно используются в  геополитических кругах. Начиная с Томаса Шеллинга и его «Стратегии конфликта» до Збигнева Бжезинского, который написал известную книгу «Великая шахматная доска», эффективная внешняя политика изображалась как серия ходов и контрходов, где успех зависел от эффективности манипуляций фигурами на доске.

Джон Маккейн, Тед Круз и Майк Роджерс явно разделяют эту точку зрения, и вероятнее всего, Владимир Путин тоже. Итак, давайте взглянем на мир так, как его видит президент России. Для него это сражение за превосходство на Евразийском континенте.

Скорее всего, в глазах Владимира Путина мир похож на лоскутное одеяло из этнических групп и религиозных общин, которые постоянно конфликтуют между собой. Благодаря курсу «реальной политики» (realpolitik) и политики подчинения, он надеется, что Россия сможет доминировать в Евразии и превзойдет США, как лидирующую силу на планете.

Если говорить о восточных соседях России, на первый взгляд кажется, что Владимир Путин должен чувствовать себя довольно уверенно, так как главным из них является ее исторический союзник, Китай. Совсем недавно лидеры этих двух стран подписали очень важное газовое соглашение после 10 лет переговоров. В России  часто приходится слышать, что «китайская модель» управляемого капитализма намного лучше англо-американской либеральной демократии.

Тем не менее, если посмотреть немного глубже, становится ясно, что эти отношения не такие комфортные, как кажется. По сведениям инсайдеров, условия этого газового договора были изменены в пользу Китая, но в любом случае спрос на европейском рынке намного больше. Кроме того, между Россией и Китаем были споры по поводу границ, и Китай вел себя довольно агрессивно по отношению к бывшим советским республикам Центральной Азии.

На Западе все намного понятнее. Польша и бывшие советские республики Латвия, Литва и Эстония стали верными союзниками НАТО. В связи с последними действиями Путина, Финляндия и Швеция сейчас рассматривают вопрос о членстве в НАТО, а Украина недавно подписала соглашение, которое позволит ей значительно сблизиться с ЕС, как политически, так и экономически. Все больше граждан «братской» России страны позитивно относятся к присоединению к НАТО.

Тем не менее, наиболее важные события происходили в течение последнего десятилетия в стратегически значимом Черноморском регионе, который был для России основным инструментом для демонстрации силы в Средиземном море на протяжении столетия.

Здесь, на южном побережье доминирует Турция, которая стала союзником Запада еще в послевоенные годы. На западном побережье два бывших советских сателлита Румыния и Болгария стали членами ЕС и союзниками НАТО. Грузия и Молдова, две бывшие советские республики, подписали такое же соглашение с ЕС, как и Украина.

Вполне возможно, что Владимир Путин играет в шахматы, но если это так, у него явно не очень хорошо получается. После прихода к власти он потерял основные фигуры на доске, а его позиции постоянно ослабевают. Томас Фридман, журналист New York Times, недавно написал относительно украинского кризиса:

«Давайте подытожим: аннексия Крыма ослабила российскую экономику, привела к тому, что Китай заключил очень выгодное для себя газовое соглашение, помогла НАТО возродиться, подтолкнула Европу к тому, чтобы положить конец ее зависимости от российского газа и начать общеевропейские дебаты по поводу увеличения расходов на оборону. Хорошая работа, Владимир Владимирович. Вот почему я говорю, что страна, которой Путин угрожает больше всего сегодня, это Россия».

Итак, вернемся к комментариям Джона Маккейна и других. Что же они предлагают? Они советуют Бараку Обаме играть в шахматы? Если так, то какие ходы они бы сделали в ответ на почти комические неудачи Путина, которые он потерпел в течение последнего десятилетия?

Тем не менее, мне кажется, что Барак Обама не хочет играть в эту конкретную игру. Он вообще вряд ли считает, что благосостояние сотен миллионов человек по всей планете – это игра. Называть его политику «слабой» значит игнорировать тот факт, что мир очень сильно изменился после окончания холодной войны. Он  стал гораздо более взаимосвязанным и разносторонним.

Как недавно написал Грег Сателл в журнале Harvard Business Review, стратегия перестала быть игрой в шахматы, она превратилась в процесс расширения и углубления связей, которые во время конфликта нужно разрывать. Именно это и делает американский президент.

В качестве стратегии Барак Обама выбрал введение санкций. С одной стороны, этот процесс происходил медленно и осторожно, так как ему нужно было проводить консультации с союзниками в ЕС и «Большой семерке». Неспособность США действовать быстро и решительно вызвала разочарование у многих. В то же время, объявленные санкции не были такими строгими, как некоторые ожидали.

Но если посмотреть на это поближе, становится ясно, что санкции были чрезвычайно эффективными. Они изолировали Путина и его союзников в финансовом отношении, ограничив доступ России к инвестиционному капиталу, а также привели к массовому оттоку капитала из России. В то же время, благодаря такому подходу Обамы, Североатлантический альянс в итоге стал более прочным.

Все это, возможно, не соответствует военной доктрине США «шок и трепет», к которой мы все привыкли – отправка нескольких военных кораблей в Черное море или нескольких истребителей в Ирак смотрелась бы гораздо эффектней в вечерних новостях, чем поиск соглашений или установление контактов с представителями умеренных суннитов – но подход Барака Обамы является, очевидно, более жизнеспособной стратегией.

Да, Путин играет в шахматы. Обама этого не делает. Но кто выигрывает?