REUTERS

В статье Леонида Бершидского под названием «Эстония выполнила свое постсоветское домашнее задание», опубликованной на сайтеBloomberg.com, пишется о том, что мало кто из европейских лидеров занял более жесткую позицию в отношении агрессии президента России Владимира Путина в Украине, чем его эстонский коллега Тоомас Хендрик Ильвес. Однако, сочувствует Украине он довольно сдержанно, поскольку считает, что она сделала недостаточно в прошлые годы, чтобы обезопасить себя. Его собственная страна, как он полагает, была более ответственной, поэтому находится в большей безопасности.

Тоомас Хендрик Ильвес, который вырос в Нью-Джерси и окончил Колумбийский университет, говорит по-английски с идеальным американским акцентом. (Местные жители говорят, что его эстонский хуже.) Если бы наш разговор не происходил в скромном особняке в Таллине, где находится резиденция президента, и если бы на Ильвесе не было его фирменного галстука-бабочки, я бы с легкостью принял его за чиновника из администрации президента США, которого особенно возмущает пренебрежительное отношение Путина к международным правилам, установленным после Второй мировой войны (и, как следствие, его неуважение к гегемонии США после холодной войны).

Но опасения Ильвеса более понятны, чем опасения американцев. Его крошечная страна, в которой проживает 1,3 млн человек, находится на границе с Россией и является домом для 300 тыс. этнических русских, 130 тыс. из которых имеют российские паспорта. Поэтому, когда Путин насмехался над Западом в последние месяцы – например, когда его самолеты вторгались в воздушное пространство НАТО, – Ильвес, Верховный главнокомандующий в своей стране, не мог не беспокоиться. «Мы видим это очень агрессивное отношение в сочетании с агрессивным поведением, что, я думаю, заставляет всех нервничать», – говорит он. «Но, поскольку наша страна является соседом России, к нам это имеет более непосредственное отношение, я думаю, чем к тем странам, которые от России отделяют буферные зоны. Для Германии – это Польша, а также Калининград, для Италии – целый ряд стран».

REUTERS

Поскольку Эстония лишена географических буферов, по словам Ильвеса, страна потратила много времени и усилий на то, чтобы создать другие формы защиты. Членство в НАТО является наиболее важным. Ильвес утверждает, что Статья 5 Североатлантического договора, призывающая к тому, чтобы государства-члены помогли друг другу в случае нападения, является эффективным средством сдерживания посягательства России на бывшие советские прибалтийские государства. «От соблюдения 5-й статьи зависит само существование НАТО, поскольку, если, как они говорят, – Ильвес пародирует плаксивым голосом – «ну, может быть, мы не должны идти защищать эстонцев» – как только это произойдет, как только статья 5 перестанет соблюдаться, каждая страна окажется сама по себе, и единственная страна, которая сможет справиться самостоятельно – Соединенные Штаты».

По словам Ильвеса, сразу после того как Эстония освободилась от распадающегося Советского Союза, её правительство сделало членство в военном альянсе первым пунктом своей стратегии безопасности. Эту цель было сложно достичь, но через 15 лет эстонцам удалось это сделать. Украина, напротив, не потрудилась выйти на этот путь, пока российская армия была слабой. «У меня здесь были украинцы две недели назад, и они сказали: «Вам повезло. Вы стали независимыми и просто присоединились к НАТО», – рассказывает Ильвес. «Нам нужно было работать над этим. Постоянные реформы, постоянные проверки, критика во всех направлениях, как это было с Европейским Союзом. Я был министром иностранных дел в течение пяти лет, и за это время я постарел лет на 10».

Другим барьером Эстонии против российской агрессии является относительное экономическое благополучие страны. За последние 20 лет ВВП на душу населения вырос в шесть раз, примерно до 18 тыс. долл. (В Украине ВВП вырос только в три раза, до 3 тыс. долл.). Поэтому Ильвес убежден – и мои разговоры с русскоязычными гражданами в Таллинне подтверждают это – русские не станут пятой колонной Путина, если он попытается спровоцировать мятеж, как он это сделал в восточной Украине. Цитируя недавнее едкое замечание Путина о том, что украинская армия проигрывает «вчерашним шахтерам и трактористам», Ильвес сказал: «Шахтеры Донбасса зарабатывали 150 евро в месяц. Шахтеры в Эстонии, в регионе, где большая часть населения – русские, зарабатывают от 1800 до 2000 евро в месяц, и таких денег они никогда не заработают, если эти территории станут частью России-матушки».

 Siim Lõvi

Ильвес знает, что Путин пользуется популярностью среди русского меньшинства в его стране, но он говорит, что этой популярности вряд ли  будет достаточно, чтобы разжечь восстание. «Лучший способ убедиться в этом – это понять, что они являются традиционной диаспорой, одной из таких, которые вы видите по всему миру», – говорит он. «Обычно, когда речь заходит о внутренней политике в странах их происхождения, они, как правило, консервативны, но если вы спросите поляков в США, или армян, хотят ли они вернуться на родину, они ответят: «Нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет!». Вы поддерживаете по-настоящему патриотические силы в вашей стране, но вы бы никогда не вернулись туда».

Хотя Эстония выполнила свое постсоветское домашнее задание лучше, чем Украина, это не означает, что вторжение России абсолютно невозможно. «Модель Судетов была применена в Украине, – сказал он, подразумевая завоевания Гитлера в конце 1930-х годов, – но это не значит, что другие варианты невозможны, есть также Польша, не так ли? Можно просто организовать вооруженное нападение». Чтобы предотвратить такую возможность, президент Эстонии – в отличие от большинства европейских лидеров – выступает за предоставление украинской армии современных оборонительных вооружений, чтобы продвижение на запад российских и повстанческих сил в восточной Украине стало проблематичным. «Есть много хороших причин, чтобы не дать им оружие», – говорит он. «Но объясните мне, что мы собираемся делать. Хотим ли мы сказать, что это займет три года, а затем граница будет с Польшей?».

Ильвес называет гибридную войну Путина в Украине «одной из самых глупых военных авантюр, на которую можно было пойти». Его агрессия помогла украинцам глубже понять смысл государственности, утверждает он, в результате чего России будет крайне трудно удерживать какие-либо территории силой. И хотя Ильвес мало что говорил об этом, и его уважение к боевому духу украинцев очевидно, у меня создалось впечатление, что он также пытался сказать, что сейчас Украина расплачивается за свои прошлые ошибки, за медлительность в проведении реформ и за то, что она не приложила необходимых усилий, чтобы присоединиться к западным институтам. Украина недостаточно потрудилась до этого, поэтому сейчас должна сражаться.

С другой стороны, те, кто пожертвовали многим, как Эстония, лучше застрахованы от таких страшных обстоятельств. Страна пережила много трудностей, чтобы стереть все следы своего советского прошлого. Она стремилась быть североевропейской, а не восточноевропейской страной, и в конечном итоге ей это удалось. Столица, Таллинн, похожа на скандинавский город, а не на постсоветский. Соседняя Финляндия сейчас работает над тем, чтобы создать у себя превосходное электронное правительство, как в Эстонии, что сблизит эти две страны больше, чем какие-либо другие европейские государства.

В конечном счете, жесткая позиция Ильвеса в отношении недавней экспансии Путина не означает, что он преданно следует за США, как некоторые могли бы подумать. Речь идет о защите достижений Эстонии и об их использовании для ее защиты.