Der Spiegel: "Возможно, россияне знают больше?"

20:07, 28 октября 2014
Политика
1 0

Кто сбил самолет МН17 над восточной Украиной? 

REUTERS

Интервью Райнера Лёрса с Фредом Вестербеке, голландским прокурором, который возглавляет международное расследование, опубликовано на сайте немецкого издания Der Spiegel. Он говорит о секретных спутниковых снимках и возможной причастности украинских военных.

SPIEGEL ONLINE: Господин  Вестербеке, Ваша задача как главного  прокурора кажется едва выполнимой: самолет MH17 был сбит над зоной, где идет гражданская война, даже сейчас, спустя три месяца, место  крушения недоступно для следователей. Что дает Вам надежду, что когда-нибудь  кто-то предстанет перед судом?

Вестербеке: Нидерланды ведут расследование случая не в одиночку. У нас очень хорошее сотрудничество с полицией и прокуратурой, прежде всего в Малайзии, Австралии и Украине. Кстати, мы можем воспользоваться опытом по аналогичным делам, в связи с геноцидом в Руанде, например, или военными преступлениями в Афганистане. Там также нельзя найти свидетелей, нет никаких письменных документов, которые могли бы быть использованы в качестве доказательств. Что касается Вашего вопроса: Это не просто. Но мы можем сделать это.

SPIEGEL ONLINE: За какой период времени?

Вестербеке: Возьмем, к примеру, Локерби ...

SPIEGEL ONLINE: ... бомбардировка  самолета «Джамбо» авиакомпании Pan American в декабре 1988 года, когда погибли 270 человек.

Вестербеке: Тогда, потребовалось три года, прежде чем можно было назвать виновных. Я не имею в виду, что с рейсом МН17 все будет длиться так же долго, но это требует терпения. Нам, безусловно, потребуется весь следующий год для работы, и, возможно, даже больше.

SPIEGEL ONLINE: Федеральная разведывательная служба (BND) считает, что пророссийские сепаратисты сбили самолет ракетой класса «земля-воздух».  Недавно некоторым  немецким парламентариям были  предоставлены соответствующие спутниковые снимки. Знаете ли Вы о них?

Вестербеке: К сожалению, мы не знаем, о каких конкретно изображениях шла речь. Проблема в том, что существует очень много различных спутниковых снимков: Некоторые из них можно найти в Интернете, другие получены от зарубежных спецслужб.

SPIEGEL ONLINE: Изображения с высоким разрешением, например, от спутников-шпионов США, могли  бы сыграть решающую роль в  расследовании дела. Получили ли Вы эти снимки от американцев?

Вестербеке: Мы не уверены, что у нас уже есть все, или, возможно, существует еще что-то - материал, который может быть еще более специфическим. Того, чем мы располагаем, конечно, недостаточно, чтобы сделать какие-либо выводы. Мы по-прежнему ведем переговоры с США, чтобы получить спутниковые снимки.

SPIEGEL ONLINE: По утверждениям, сбиение самолета MH17 является крупнейшим  уголовным делом в истории Вашей страны. Сколько следователей в настоящее время работают  над этим?

Вестербеке: Только в Нидерландах насчитывается десять прокуроров. Трое из них координируют расследования, двое работают на международном уровне. Еще двое несут ответственность за сопровождение родственников. Кроме того, судебно-медицинские эксперты, а также около 80 полицейских. Мы регулярно проводим встречи с коллегами из Малайзии, Австралии и Украины, чтобы разделить работу.

SPIEGEL ONLINE: Поскольку на месте крушения постоянно идут бои, до сих пор ни один из Ваших следователей не был на месте, чтобы собрать обломки. Но это было бы очень важно, хотя бы для того, чтобы определить  использованную систему оружия. На какие признаки Вы полагаетесь  вместо этого?

Вестербеке: Есть металлические фрагменты, которые были найдены в телах мертвых и в частях багажа. Это может быть шрапнель от ракеты «Бук», возможно, также, части самого самолета. Мы анализируем это, до сих пор нет никаких результатов. У нас также есть некоторые свидетели, которые были на месте сразу после аварии. В Интернете мы разыскиваем огромное количество информации, кроме того мы располагаем различными записями телефонных разговоров, которые записала украинская милиция. Некоторые из них уже доступны в Интернете, но мы действительно получили обширный материал.

SPIEGEL ONLINE: До сих  пор нет бесспорных доказательств?

Вестербеке: Нет. Если Вы посмотрите в газетах, то это всегда выглядит так, будто совершенно ясно, что случилось с самолетом и кто виноват. Но если мы действительно хотим привлечь виновных к ответственности, нам нужны доказательства, нечто большее, чем просто записанный телефонный звонок из Интернета или фотографии места катастрофы. Именно поэтому мы принимаем во внимание не один сценарий, а несколько.

SPIEGEL ONLINE: Какие  есть сценарии?

Вестербеке: Сначала мы приняли во внимание четыре возможных объяснения крушения рейса MH17: несчастный случай, террористический акт, сбиение ракетой класса «земля-воздух» или нападение другого самолета. После публикации промежуточного отчета Совета Безопасности Нидерландов (OVV) ...

SPIEGEL ONLINE: ... где  причиной аварии названы различные быстрые летающие объекты, которые пробили самолет снаружи ...

Вестербеке: ... сценарии террористического акта и несчастного случая отпадают. Другие два остаются.

SPIEGEL ONLINE: Москва  в течение некоторого времени  распространяет версию, что пассажирский самолет был сбит украинским  истребителем. Вы считаете это  возможным?

Вестербеке: Исходя из имеющейся информации, сбиение ракетой класса «земля-воздух» в моих глазах все еще является наиболее вероятным сценарием. Но мы не закрываем глаза на возможность того, что все могло быть по-другому.

SPIEGEL ONLINE: В докладе Совет Безопасности (OVV) утверждает, что поблизости не было никаких  военных самолетов.

Вестербеке: Правильно. Но это утверждение основано на информации, которой ранее располагал OVV. Вопрос в другом: Возможно, россияне знают больше?

SPIEGEL ONLINE: Ваш премьер-министр Марк Рютте недавно критиковал  отсутствие поддержки Владимира  Путина в деле MH17. Какова роль  России в расследовании?

Вестербеке: На данный момент, небольшая, поскольку она не входит в следственную группу. Мы готовим просьбу об оказании помощи, в которой мы просим Москву предоставить информацию, которая может быть важна для нас. Среди прочего, те радиолокационные данные, с помощью которых россияне хотели доказать наличие украинского военного самолета вблизи MH17 после аварии.

SPIEGEL ONLINE: Если  Вы на самом деле принимаете  во внимание причастность ВВС Украины к сбиению самолета MH17 –не является ли тогда абсурдным, что Украина участвует в расследовании?

Вестербеке: Конечно, это проблема. Но мы не можем вести расследование без них. Я хочу разъяснить одно: У нас нет никаких доказательств того, что Киев не полностью честен с нами. Они дают нам всю информацию, которую мы хотим.

SPIEGEL ONLINE: В восточной Украине скоро наступит зима. Есть ли шансы, что Ваши следователи еще в этом году смогут попасть на место крушения?

Вестербеке: На данный момент я не думаю, что это возможно. Там все еще очень опасно. Поэтому мы работаем с Советом Безопасности над планом Б - если мы сами не сможем добраться до места катастрофы, мы должны привезти обломки другим способом.

SPIEGEL ONLINE: Предположим, что однажды все-таки дело дойдет  до процесса - где он состоится?

Вестербеке: Мы сейчас не занимаемся возможным процессом. Мы хотим сначала использовать все ресурсы, чтобы найти виновных в этом преступлении. Но если спросить Нидерланды, то мы, разумеется, готовы, привлечь к ответственности подозреваемых в совершении преступления здесь.

SPIEGEL ONLINE: Неизвестные через немецкого частного детектива  объявили о вознаграждении в 30 миллионов долларов за поимку  виновного в деле MH17. Будете ли  Вы также публично назначать  вознаграждение?

Вестербеке: В сложных случаях все чаще делают подобное. Но в настоящее время у нас нет такого намерения, и, конечно, речь никогда не будет идти о 30 миллионах. Я предостерегаю каждого от каких-либо сделок с этими людьми: Никто не знает, кто они и какие у них намерения.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
ИноСМИ
телеграм-канал переводов зарубежной прессы
Читать в Telegram