Еще десятилетие назад мало кто мог предположить, что США начнут реиндустриализацию и энергетическую революцию на своей территории при помощи добычи сланцевых углеводородов. Это дает им шанс укрепить свое глобальное лидерство, не смотря на последствия финансово-экономического кризиса.

Недавняя высокая оценка комитета по потенциальным запасам газа в США относительно объемов сланцевого газа в стране позволяет принять сланцевую энергетику как константу, а не временное явление. В частности, озвучена новая цифра в 2384 трлн. куб. футов потенциально извлекаемого сланцевого газа. Эта оценка запасов больше предыдущей, сделанной в 2010 году, на 25%. По оценкам экспертов, таких запасов сланцевого газа хватит Соединенным Штатам на 110 лет при нынешних темпах потребления. Учитывая постоянно совершенствующиеся технологии по добычи сланцевых углеводородов, становится ясно, что сланцевый газ стал главным инструментом нового технологического и энергетического прорыва в США. Ярким подтверждением этого является то, что сейчас на сланцевый газ приходится 30% общего потребления американского газа, в то время как в 2000 году аналогичный показатель составлял всего 1%. Именно благодаря сланцевому газу США обогнали Россию по объемам газовой добычи и вышли в мировые лидеры по этому показателю. Не стоит забывать и о сланцевой нефти. Согласно прогнозам Международного энергетического Агентства, Соединенные Штаты к 2020 году обойдут по объемам добычи «черного золота» и Россию, и Саудовскую Аравию.

Самым главным последствием промышленной добычи нефти и газа из сланцевых пород стало то, что Соединенные Штаты полностью перешли на газовое самообеспечение, перенаправив потоки СПГ с рынков Северной Америки в Европу. Это сыграло как на понижение цены «голубого топлива», так и на перераспределение позиций среди газовых экспортеров. Таким образом, именно благодаря переходу США из статуса потребителей в производители газа, была создана тенденция доминирования на мировых газовых рынках не производителей, а потребителей. Последние стали диктовать свои условия, выбирая наиболее выгодные схемы и цены газовых поставок. Как раз по этой причине «Газпром» неожиданно потерял свое былое геополитическое влияние, выбрав политику полного игнорирования «сланцевой революции». Как результат – и президент Путин, и широкий круг российских экспертов признали ошибочной такую стратегию ухода от сланцевого вызова, вместо поиска путей реагирования на него.

Что же выиграли США от массовой добычи сланцевых углеводородов? Во-первых, переход на энергетическое самообеспечение. В нынешних условиях продолжения глобального финансово-экономического кризиса во многих нефте и газодобывающих регионах происходят процессы глубоких политических и социальных изменений. Это значительно обостряет риски зависимости от ключевых производителей нефти и газа на Ближнем Востоке, в Африке и Центральной Азии. Энергетическое обеспечение при помощи «сланцевой революции» практически полностью снимает эту проблему для Соединенных Штатов, «развязывая им руки» для динамичной политики в этих регионах. Как результат – новое воплощение попытки Вашингтона построения своей версии «Большого Ближнего Востока», обострение конукренции с Китаем за африканские ресурсы и активные действия в Центральной Азии.

У США также теперь нет острой необходимости учитывать интересы России в этих регионах, поскольку Вашингтон уже нанес серьезный удар по российским энергетическим позициям в мире и имеет возможность продолжить энергетическое и политическое ослабление Москвы. Например, через экспорт своего СПГ в Европу, начиная с 2015 года. Хотя первоначальные объемы американского газа в ЕС не будут превышать 50 млрд. куб. м. в год, сам факт этого процесса еще более подорвет позиции «Газпрома» на европейских рынках. Имея такие козыри на руках, Вашингтону нет необходимости инициировать новую комплексную «перезагрузку» отношений с Москвой, а достаточно точечного давления по энергетическому и финансовому направлениях (есть основания полагать, что процесс «зачистки» оффшоров, в особенности Кипра, также имеет отношение к Вашингтону).

Таким образом, «сланцевая революция» значительно расширила поле геополитического маневра для США. Получив в свое распоряжение набор различных политических и экономических инструментов, Вашингтон начал укреплять свои позиции вопреки разговорам о скорой девальвации доллара и финансовой слабости американской системы. Самый яркий пример на этом направлении – начало возрождения американской промышленности и переноса части мощностей мировых ТНК обратно в США из-за дешевой энергии для производства товаров. По словам американского посла в Украине Джона Теффта, нынешняя средняя цена на газ в США составляет 119 долларов за тысячу куб. м. На этом фоне, например, немецкий химический концерн «BASF» объявил о переводе своего производства на территорию США с целью доступа к дешевому газу. С 2009 года компания уже инвестирвоала в Соединенные Штаты 5,7 млрд. долларов. Таким образом, европейские корпорации, не дожидаясь разрешения своих властей на добычу сланцевого газа в Европе, начали делать ставку на дешевые энергоресурсы через перенос производства.

Для Украины новые возможности добычи сланцевого газа и нефти критически важны. С политической точки зрения, значительное ослабление «Газпрома» позволяет частично переориентироваться на европейский рынок при помощи механизма участия в Европейском энергетическом сообществе. После того, как Украина реально получит в этом году хотя бы 5 млрд. куб. м газа из ЕС через контракт с немецкой «RWE Supply & Trading», процесс диверсификации газовых поставок станет необратимым.

С энергетической точки зрения начало добычи сланцевого газа в Украине компаниями «Shell» и «Chevron» позволит значительно увеличит объемы добычи газ в стране. Это уменьшит зависимость украинской экономики от газового импорта, что также ослабит и политическое влияние Москвы на Киев. Более того, в случае успешной разведки и наличия месторождений с обширными запасами реального доступного газа, Украина даже может подумать о переходе в статус газового экспортера. Хотя это перспектива – не ранее 7-10 лет. О такой возможности в контексте подписания соглашения о разделе продукции с «Shell» в феврале этого года упоминали и европейские чиновники и политики.

Поскольку добывать сланцевый газ в Украине зарубежные корпорации будут в партнерстве с украинскими компаниями, то можно вести речь и об экспорте энергетических технологий в Украину, что дает возможность нашей стране на реальную модернизацию хотя бы в энергетической сфере. Возможно, что через инновативное развитие украинской энергетики, сельского хозяйства и информационных технологий, экономика страны в целом сможет стать конкурентноспособной в нынешних глобальных условиях. Это – шанс для реального развития Украины в 21 столетии, упускать который слишком затратно. Перспектива перехода в статус одного из ключевых энергетических государств Европы откроет для Украины целый спектр возможностей в разных сферах, в том числе, и в возвращении геополитической субъектности. У Киева может появиться возможность вести свою игру и с Москвой, и с Брюсселем, и с Вашингтоном.

Роман Рукомеда, политический эксперт

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram