цей матеріал доступний українською

Die Zeit: Война в Украине продолжается, хотя Россия ее отрицает, а украинцы хотели бы забыть

15:17, 18 февраля 2020
Мир
1318 0
УНИАН

Саша смеется, ведет беседу, обнимает свою жену Дарью. Саша наливает вино в пластиковый стаканчик. Он мог бы быть простым молодым украинцем на вечеринке с хорошим настроением. Но все это он делает у могилы своего друга Жени.

Круглощокий парень был всего на год младше Саши. У Жени были едкое чувство юмора, он мог рассказать два анекдота за минуту и любил свою бабушку со сморщенным лицом. Женя всегда тяжело работал. Он никогда не забывал о Дне матери, увлекался модой и музыкой. Женя собирался жениться, - пишет Die Zeit.

Читайте такжеAmerican Interest: Украина ходит по лезвию ножа

По православным верованиям, через неделю после Пасхи живые чтят память мертвых. В этот день кладбище Яцево в Чернигове становится больше похожим на рынок. В начале мая 2019 года здесь накрыли столы, а могилы украсили цветами. Чуть дальше в небольшой новой часовни собралась особая община. Они оплакивают детей, которые погибли на войне. Военный капеллан, который только-что прибыл с передовой, провел службу. Отец сказал несколько слов, солдаты держат фото тех, кто погиб. Матери вытирают слезы с глаз. А местный политик объявил: «Эти мужчины написали историю современной Украины своей кровью».

Украинские флаги развеваются над могилами. Люди вспоминают и рассказывают старые истории. Саша поднял бокал за своего друга. Он будет много пить в этот день. Из-за своей боли и тяжелого ощущения, которое никогда не исчезнет. Саша женился, но Женя – нет. Саша стал отцом, чего не успел сделать его друг. Саша живет дальше, а Женя – нет.

В этом месяце исполнилось уже пять лет после подписания Минских соглашений, которые должны были принести спокойствие на Восток Украины и о которых договорились лидеры Германии, Франции, Украины и России. В это время европейцы в основном забыли, что эта война так или иначе повлияла на жизнь 30 тысяч людей на Востоке Украины, ранив и убив более 13 тысяч человек. Сюжеты в новостях выбросили войну с заголовков. Теперь там самолет, который разбился в Иране, коронавирус, Brexit. Но война все еще не кончилась.

Читайте такжеAtlantic Council: Международный закон еще может сдержать Путина в Украине

Через 75 лет после окончания Второй мировой войны и спустя 31 год после того, как украинцам приходилось воевать на советской войне в Афганистане, на кладбище Яцево в Чернигове снова хоронят жертв боевых действий. Здесь 52 могилы солдат, над каждой из которых развивается флаг Украины. Саша знает много из тех, кто лежит здесь. Перед ним могила Жени, который истек кровью до смерти на позиции вблизи Дебальцево. Слева от него – Володя. С ним Саша попал под вражеский огонь в доме, получив сам серьезное ранение. Но Володя погиб. На могиле справа еще свежая земля. Там похоронен Николай, который застрелился. Не исключено, что скоро на черниговском кладбище выкопают новые могилы и установят новые флаги. По всей стране появляются аллеи героев так, будто патриотическая слава может как-то унять отчаяние родственников. Но даже те, кто стали героями, прежде всего жертвы этой необъяснимой войны, которая продолжается уже шестой год.

Минские соглашения содержат 13 пунктов и наглую ложь. Потому что в этом документе, переговоры о котором вели канцлер Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланда с президентами Украины и России в феврале 2015 года, российский лидер Владимир Путин даже не фигурирует как участник. Складывается впечатление, будто он вообще не причастен к войне в Украине, которую договоренности должны остановить. Путин якобы не военачальник, который отправляет солдат и оружие, а лишь «посредник». Но если стороны войны делают вид, что они «посредники», а война официально не объявлена, тогда что будет считаться победой и поражением в ней? Когда она закончится?

Читайте такжеNew York Times: Американцы должны беспокоиться об Украине, Помпео ошибается

Во второй половине января 2015 года тысячи украинских солдат сражались за стратегически важный город Дебальцево. Но их там постепенно окружили. В окружение попал и 13-й батальон Саши. Кольцо все больше сжималось, Женя погиб, так же как и много других бойцов. С течением времени становилось очевидно, что бойня неизбежна. Чтобы не допустить ее, европейская и украинская стороны согласились на компромиссы с серьезными последствиями. Во-первых, было нарушение. В то время, когда все оружие должно было прекратить стрелять, российские солдаты вместе со своими марионетками захватили Дебальцево. Во-вторых, договоренности закрепили ложь. Ложь о том, что война, которую на Востоке Украины ведет Россия, якобы на самом деле не конфликт между двумя странами.

Россияне называют ее «гражданской войной в Украине», европейцы – просто конфликтом или кризисом. Даже в Украине в официальных документах не так легко найти слово на букву «в». До недавнего времени языком украинской бюрократии события называли АТО или антитеррористическая операция. Лишь два года назад украинский парламент смог официально назвать Россию агрессором и оккупантом. Хотя украинских солдат на передовой до сих пор называют «атошниками».

Читайте такжеAtlantic Council: Мюнхенские 12 шагов к миру в Украине повторяют взгляды Кремля

Для Саши война – это не «операция» и не «кризис». Она не абстрактная, а близка и жестока. Они дружили с Женей с ранних лет, росли на одной улице и ходили в одну школу. Они записались в армию в один и тот же месяц, а потом служили в черниговском батальоне. Они стали настоящими боевыми друзьями.

На 20-м этаже здания в Киеве 31-летний Артем гордо руководит "ветеранским хабом". Здесь есть большие диваны с подушками, полки, кофеварки, компьютеры и офисные принадлежности для людей, которые пришли с передовой войны и остались ни с чем. В плохие дни Артем чувствует вину за то, что не пошел воевать. Но он рад, что может помочь лучшим так, как умеет. Артем Денисов – военный психолог. Травмированные ветераны и их родственники приходят к нему. Он также приглядывает за семьями погибших из Чернигова. По словам Артема, украинское общество не хочет признавать эту войну.

Читайте такжеGlobe and Mail: Путин может продолжать свои авантюры благодаря «газопроводной» политике

На первый взгляд, его вывод кажется противоречивым. Как общество может не признавать войну, когда оно же проводит дни памяти, устанавливает памятники, покупает форму и бронежилеты для солдат? Когда было так много добровольцев, таких как Саша и его друг. Когда существуют центры для ветеранов. Артем говорит, что общество было готовым к солдатам, которые шли на войну, но совсем не готово к их возвращению с ранениями и с психологическими и физическими травмами.

«Солдаты шли на фронт и были героями. А потом возвращались и становились проблемами», - объясняет Артем.

По мнению военного психолога, обществу придется столкнуться с очень банальной правдой: война меняет не только солдат.

Бои на самом деле довольно близко. От Киева до передовой ехать 10 часов. Но с годами война стала далекой. Иногда родителям погибших солдат приходится слушать, как кто-то говорит им, что их мертвые дети виноваты. Потому что пошли на эту проклятую войну. И что никто не хочет об этом знать больше.

«Все уже устали от войны», - говорит Дарья, жена Саши. Супруги избегают разговоров о боях дома тоже. Они не говорят об этом с детьми, родителями и друзьями.

«Тот, кто почувствовал прикосновение смерти, не сможет это делать. Зачем помнить все время?» - добавляет Дарья.

Исследователи психологических травм утверждают, что люди, которые пережили ужасные вещи, часто вынуждены подавлять свой опыт, чтобы жить дальше. Но те, кто так делает, также не могут отпустить боль.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter