цей матеріал доступний українською

Süddeutsche Zeitung: Экс-заложницу Беслана через 15 лет не покидают ужасы трагедии

15:11, 03 сентября 2019
Мир
1352 0
Семьи жертв Беслана хотят, чтобы власти России прекратила скрывать правду / m-introduction.livejournal.com

На второй день нападения террористы принесли телевизор в спортзал, где сидели заложники захваченной школы в Беслане. Они смотрели репортажные об атаке, которую сами же устроили. Более 1100 детей, учителей и родителей теперь были вынуждены смотреть новости вместе с ними.

Конечно, никто из террористов не считал, скольких заложников удалось захватить. Вместе с тем, было понятно, что в их руках было больше жизней, чем власть России решила признать на то время. Об этом пишет Süddeutsche Zeitung, напоминая о трагических событиях в Беслане, которые произошли 15 лет назад.

Читайте такжеГенерал напомнил о "Норд-Осте" и Беслане и предупредил о возможных терактах в Крыму

«По телевизору сказали, что там было всего 350 человек», - вспоминает Бэла Губиева, которой было всего 13 лет, когда ей пришлось сидеть на полу под прицелом оружия вместе с младшим братом. По ее словам, репортажи разозлили террористов.

«Слышали? Только 350 человек. Мы теперь расстреляем половину», - крикнул один из них.

Издание пишет, что боевики из Чечни и Ингушетии атаковали школу в небольшом городе Беслан. Это произошло первого сентября, в первый день обучения. Поэтому многие дети пришли со своими родителями. Бэла Губиева, которую ждал уже седьмой класс, пришла в школу с братом и несколькими соседскими детьми. Первые выстрелы прогремели, когда все собрались во дворе для торжественного начала учебного года. Террористы требовали, чтобы Москва вывела армию России из Чечни и отпустила захваченных чеченцев. В результате атаки 334 заложников погибли. Из них 186 – дети.

Бэла Губиева, сидя в кафе Москвы, очень подробно описывает те трагические три дня. Можно только догадываться, как много места в ее памяти занимают эти воспоминания. Она говорит об учителе, которого террористы застрелили с самого начала, чтобы заставить всех подчиниться. Его лицо стало бледным прежде чем он упал на пол, словно мешок. Она рассказывает о первой ночи, когда места было настолько мало, что она даже не могла лечь, вспоминает голову брата на своих коленях. На второй день террористы разрешили матерям с младенцами уйти. Но многие из них привели своих старших детей в школу и не хотели их оставлять самих. Поэтому они передавали своих младенцев в руки другим женщинам, чтобы они позаботились о них.

Читайте такжеМатерей погибших детей приговорили к штрафам и общественным работам за майки с надписью "Путин - палач Беслана"

Наиболее ярко Губиева вспоминает жажду. В узком зале не было воды и не хватало свежего воздуха. Сначала небольшим группам детей разрешили выйти в туалет. Врач среди заложников посоветовал им намочить одежду, чтобы принести с собой немного воды. Позже террористы уничтожили водопровод. Если зазвонит мобильный телефон, они угрожали расстрелять 50 заложников. Если одного из нападавших застрелят – тоже 50 человек будут расстреляны.

«Мы понимали, что это означает. Но что мы могли поделать?», - говорит Губиева.

Позже семьи погибших в Беслане и те, кому посчастливилось выжить, начали обвинять российское правительство в серьезной халатности. Европейский суд по правам человека стал на их сторону. Власть России действительно почти ничего не сделала, чтобы предотвратить атаку. Кроме того, правоохранители действовали нескоординировано и атаковали террористов, ставя под угрозу жизнь заложников. Они стреляли из автоматов и огнеметов еще тогда, когда заложники были в спортзале. Расследование так и не дало ответ на многие вопросы. Причины смерти многих жертв так и не были выяснены. До сих пор непонятно, почему обвалился потолок здания: по вине террористов или освободителей. И как вообще кому-то удалось провезти оружие через границу, чтобы устроить нападение?

«Многие из этих боевиков были в списке разыскиваемых лиц. Как они могли собраться?», - спрашивает Анета Гадиева из организации «Матери Беслана». Только одного из 30 террористов задержали живым.

Бэла Губиева ставит такие же вопросы. Она вспоминает, как сидела вместе с подругой по имени Мадина за пределами спортзала. Террорист подошел и начал приставлять оружие к головам девочек. Его старший подельник вступился за детей, а потом приказал им сесть в другом месте.

Читайте такжеForeign Policy: Новое поколение террористов придет из экс-СССР

«Говорят, в такие моменты думаешь о семье. Но во мне тогда была безграничная пустота», - вспоминает Губиева. Позже она много думала о том, что произошло в жизни этих мужчин.

«Но я прекратила обвинять кого-то», - говорит женщина.

На третий день она была настолько истощена, что легла в единственном пустом месте в спортзале – под сиденьями, где террористы установили свои бомбы. Ей не разрешили там остаться. А потом, когда она прислонилась где-то в другом месте, прогремел взрыв. Ее уши заложило, перед глазами все почернело. Вскоре девушка увидела, как тени прыгнули через окно. Сначала она помогла брату выбраться, а потом сама выпрыгнула и упала босыми ногами на осколки. Девушка выскочила из зала перед тем, как обрушилась крыша. В больнице родная мать ее не узнала. Она была очень худая, грязная, а ее длинные волосы сгорели.

Бэла Губиева уже 10 лет живет в Москве и работает хирургом. Она считает, что ей легче со всем справиться, чем тем, кто остался в Беслане. Вместе с тем, она жалуется, что до сих пор видит кошмары о тех трагических событиях.

Наиболее болезненным вопросом, вероятно, остается то, могли ли правоохранительные органы России избежать такого большого количества жертв.

«Я не могу дать ответ на этот вопрос», - говорит девушка. От политиков в Москве она ждет только одного.

«Они не должны скрывать правду», - добавила Губиева.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
ИноСМИ
телеграм-канал переводов зарубежной прессы
Читать в Telegram