REUTERS

В статье под названием «После первой победы украинских военных над ополченцами, причастность России стала более очевидной», в британской газете The Telegraph Роланд Олифант и Дэвид Блэр пишут о неожиданной «русификации» ополченцев на востоке Украины после их неудавшейся попытки захватить донецкий аэропорт.

Международный аэропорт им. Сергея Прокофьева был когда-то блестящим символом возрождения Донецка как промышленного города.

Он был открыт перед проведением в Украине чемпионата Европы по футболу в 2012 г. Аэропорт регулярно принимал пассажирские самолеты из разных стран, а его сияющие залы превосходили ожидания путешественников, привыкших к постсоветской скудности.

Теперь все поменялось. В прошлую субботу семиэтажное здание терминала было повреждено автоматическим оружием и гранатометами; только раздававшиеся время от времени взрывы прерывали жуткую тишину близлежащих улиц.

Битва за аэропорт была одним из ключевых событий, которое могло бы стать переломным моментом в разрешении кризиса на востоке Украины. За последние семь дней страна избрала нового президента, армия отвоевала аэропорт им. Прокофьева у пророссийских боевиков – одержав первую значительную победу с момента начала конфликта – и само восстание на востоке страны изменило форму, открыто превратившись в операцию России.

Усилия украинских властей по восстановлению контроля над восточными регионами, наконец, начали приносить позитивные результаты на прошлой неделе, что вынудило Россию открыто заговорить о своей причастности к конфликту.

Победа Петра Порошенко на президентских выборах в минувшее воскресенье стала первым поворотным моментом. Она подарила стране законного, избранного лидера после того, как Виктор Янукович был свергнут в феврале.

Набрав 55 % голосов, Порошенко получил полномочия для интеграции Украины в Европейский Союз и реформирования экономики. Его победа также дала Украине единого лидера, с которым Кремль может вести переговоры и, несмотря на все негативные высказывания, российские власти заявили, что готовы работать с ним.

Порошенко назвал ополченцев в Донецкой и Луганской областях «террористами» и исключил возможность переговоров. Видимо не случайно самая большая битва между правительственными силами и пророссийскими ополченцами вспыхнула на следующий день после победы Порошенко на выборах.

Причины, по которым ополченцы приняли решение захватить донецкий аэропорт в прошлый понедельник, остаются неясными. Александр Бородай, "премьер-министр" Донецкой Народной Республики, утверждал, что украинские военные нарушили соглашение. «У нас был договор: мы бы позволили украинцам покинуть аэропорт со всем их оборудованием, и аэропорт остался бы нейтральной территорией», – сказал он. Но какой бы ни была причина, захват аэропорта был большой ошибкой. Воспользовавшись тем, что в близлежащих домах практически не было мирных жителей, украинские военные применили все виды оружия, которое было в их распоряжении, в том числе они прибегли к помощи истребителей-бомбардировщиков и боевых вертолетов, чтобы отвоевать аэропорт.

Они достигли своей цели в течение нескольких часов, погибли десятки повстанцев. Это был военный расчет, от которого повстанцы не могут оправиться. Точное количество погибших боевиков неизвестно. По меньшей мере, 33 тела находились в донецком городском морге на следующий день, но г-н Бородай заявил, что убито было 100 бойцов. До сих пор, однако, украинским военным не удалось возобновить контроль над самим Донецком. В настоящее время, конфликт, кажется, зашел в тупик.

Второе ключевое событие – русификация повстанческого движения – произошло после этого поражения. Лидеры повстанцев ранее убеждали, что их бойцы были только с Украины, настаивая на том, что это внутреннее восстание, возникшее по причине ненависти к новому постреволюционному «фашистскому» правительству в Киеве.

Но лидеры ополченцев решили изменить тактику. Г-н Бородай и другие призвали СМИ стать свидетелями репатриации тел 33 российских граждан, погибших в ходе боевых действий.

Правительство США подтвердило, что большая часть 40-сячных российских войск, которые располагались возле украинских границ, отступила. Но это не означает, что Россия отказывается помогать ополченцам. Вместо этого, усилилось движение нерегулярных группирований, которые начали пересекать границу, а российские граждане взяли на себя руководство повстанцами. Сам г-н Бородай из Москвы, как и некоторые другие лидеры. Некоторые бойцы признались, что прибыли из Чечни и других регионов России, тем самым доказывая, что подкрепление в виде боевиков и оружия, которые поступают через границу, призвано поддерживать восстание. Неясно, насколько повстанцы подконтрольны Кремлю, или кому-либо другому. Один проблеск надежды на дипломатическое решение все же есть. Порошенко должен встретиться с Президентом Владимиром Путиным во время празднования годовщины высадки союзных войск во Франции на следующей неделе. По крайней мере, вопрос о полномасштабном российском вторжении в Украине пока не стоит.

«Похоже, что Россия действительно решила, наконец, отступить от края пропасти», – сказал ассоциированный член программы «Россия и Евразия» при Chatham House Джон Лох, – Но российские власти, вероятно, ищут другие средства для достижения своих целей».

Основные причины противостояния между Россией и Украиной остаются: Порошенко пообещал подписать соглашение об ассоциации с Европейским Союзом и направить страну в европейское русло. Г-н Лох предупредил, что Россия, вероятно, использует конфликт на востоке Украины, чтобы помешать этому. «Опасность состоит в том, что Россия продолжает подогревать конфликт, чтобы сказать «если вы не даете нам, что мы хотим, то все может закончиться гораздо хуже», – сказал он.

Если Порошенко подпишет с ЕС соглашение об ассоциации, считает г-н Лох, что Россия отреагирует примерно так: «давайте, вперед, но это разделит Украину». Подтекст: «мы позаботимся о том, чтобы страна разделилась!».