REUTERS

Маттиас Насс в статье «Мы не на войне», опубликованной на сайте немецкой газеты Die Zeit, пишет, что в бельгийском портовом городе Антверпен патрулируют десантники. В столице Брюсселе также много вооруженных до зубов солдат на постах перед правительственными зданиями, посольствами и еврейскими учреждениями. Бельгийское правительство в прошлую пятницу приняло решение, что армия теперь должна взять на себя обязанности по защите людей и объектов, чем до сих пор занималась полиция. Армия? Неужели Европа после убийств в Париже 7 января находится в состоянии войны?

«Да», говорит премьер-министр Франции Мануэль Вальс, «Франция находится в состоянии войны против терроризма». Даже в его стране в настоящее время привлечена такая «охрана», чтобы защитить «уязвимые места». Было ли 7 января европейским 9/11? Чувствуем ли мы, будто на нас напали извне, думаем ли мы теперь, что должны, как тогда Соединенные Штаты, ответить войной с терроризмом?

От этого нас убережет холодный  рассудок. Борьба с терроризмом остается задачей полиции. Армия должна защищать страну от внешних врагов; за преследование преступников в собственной стране несет ответственность полиция. Она для этого обучена и экипирована. Ради всего святого, мы не должны забывать об этих различиях. Было бы ужасно, если бы и в Европе повсюду царила паника и истерия.

Германии до сих пор не приходилось сталкиваться с крупными терактами. Но, конечно, исламистское насилие может также коснуться и нас. В этой стране иностранные боевики также считаются большой угрозой для нашей безопасности. Из Германии на войну в Сирии отправилось около 600 джихадистов, по меньшей мере, 180 из них вернулись в Германию, более 30 – обрели боевой опыт.

Опасность очевидна. К счастью, пока политики реагируют рассудительно. Но кто может гарантировать, что все так и останется, даже в случае нападения? Не исключено, что тогда здесь прозвучит призыв к тому, что армия должна обеспечить безопасность на улицах. Не исключено, но и не гарантировано. Даже во время «немецкой осени», тяжелый период террора RAF («Фракция Красной Армии»), вооруженные силы оставались в казармах. Так, скорее всего, будет и при атаках исламистов.

REUTERS

В Конституции, безусловно, есть серьезные препятствия для использования вооруженных сил внутри страны. Это может быть позволено только «для отражения опасности, угрожающей существованию или основам свободного демократического строя Федерации или одной из земель» (статья 87a п. 4 Конституции).

Но ясно одно: если полиция должна нас надежно защищать, то у нее должны быть для этого персонал и ресурсы. Но на самом деле было сокращено около 10 000 рабочих мест в государственной полиции в период между 1998 и 2010 годами. Эта тенденция должна быть остановлена ​​и обращена вспять. Именно лидер «Зеленых» в Бундестаге, Антон Хофрайтер на парламентских дебатах требовал: «Нам нужна хорошо снаряженная полиция». Это относится и к разведывательным службам.

Что нам не нужно, так это истерия и милитаризация общества.

Европа пережила ужасный опыт, связанный с терроризмом: ИРА (Ирландская Республиканская Армия) в Великобритании, ЭТА («Страна басков и свобода») в Испании, RAF («Фракция Красной Армии» ) в Германии, Красные бригады в Италии. А также в Лондоне и Мадриде исламистский террор стал причиной  большого количества жертв.

REUTERS

Но до сих пор Европа – при всем трауре, гневе и решительной оппозиции - не замерла в страхе. Если мы позволим навязать нам логику войны «Исламского государства» и Аль-Каиды, то мы быстро потеряем нашу свободу и демократические достижения. И это будет означать, что террористы победили.

Читайте новости мира и переводы зарубежной прессы на канале УНИАН ИноСМИ