Вторник,
22 августа 2017
Наши сообщества

Президент пришел на Михайловскую площадь и никого не раздражал

Разные люди – малыши с мамами и папами, подростки с цветными волосами в обуви на платформе, благовоспитанные клерки – там, на Софиевской  площади, ставили свечки и чувствовали себя одним народом. Народом, пережившим страшную трагедию…

В эту субботу я побывала на Софиевской и Михайловской площадях. И очень четко почувствовала, что в нашем календаре и в нашем сознании родилась дата. День поминовения жертв Голодоморов и политических репрессий. Власть, распорядилась очень правильно, что поминальные свечки раздавались бесплатно.

Свечки ставились по линиям, разделяющим тротуарную плитку. В воздухе было какое-то чувство единения. И еще было чувство тревоги и внутреннего драматизма. И можно, сколько угодно говорить, что просто организаторы этих траурных торжеств правильно выбрали пиар-агентство для отмечания Голодомора, правильно подобрали музыку и выбрали удачный голос для  начитки текста, при этом удачно выбрали место и очень неплохо сделали скульптуру – знак памяти. Но это все вторично и неважно. Важно другое, что разные люди – малыши с мамами и папами, подростки с цветными волосами в обуви на платформе, благовоспитанные клерки – там, на Софиевской  площади, ставили свечки и чувствовали себя одним народом. Народом, пережившим страшную трагедию.

Национальная память в случае с Голодомором проснулась легко. И это объяснимо – ведь едва ли не каждая украинская семья пострадала или в 1932–1933 году, или в 1947-м. Мы помним рассказы бабушек и дедушек… Что там рассказы, мы помним их слезы и боль, когда они вспоминали об этих годах.

– Ваши умерли в 1933-м? А моих отправили в Казахстан, прадед и прабабушка умерли там, а бабушка и мама выжили… Здесь бы они умерли все…

– А вы братское кладбище нашли, куда их сбрасывали? А в наших краях люди просто к кладбищу подтягивались, когда чувствовали, что умрут, чтобы на кладбище умереть, а не на улицах.

Такие разговоры были слышны в группах людей постарше.

В этот день Президент Виктор Ющенко был со своим народом. Он пришел на Михайловскую площадь с женой и детьми. И никого ничуть не раздражал. Даже – наоборот.

От самого Михайловского собора до Софиевской площади зажигались свечи. Позже я спускалась вниз по Трехсвятительской. В близлежащих домах в окнах светились свечки. Свечки стояли и на дорогих европодоконниках, и в ветхих, сто лет не менявшихся, прохудившихся окнах.

Телевизионщики передавали репортажи с акции «Зажги свечу». Журналисты тоже ставили свечки: «Каждый ТСН-овец потерял кого-то во время Голодомора»… «Интер» нашел братские кладбища в регионах и записал рассказы очевидцев… «Вот река, в которую ссыпался отобранный хлеб. Кое-кто потом доставал пшеницу и просушив, умудрялся что-то из нее приготовить. Так спасались…»

Журналисты плевать хотели на парламентские разборки типа: «А был ли Голодомор геноцидом». Они просто и честно показали: массовое и продуманное уничтожение украинцев было. И это - наша история…

Лена Мигачева

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Новости партнеров
loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение