Виктор Андреевич получил бюллетень и уединился в кабинке. Его одолевали смутные сомнения, кому же отдать свой царственный голос. К тому же, эта шантрапа с камерами наверняка на выходе спросит, как он проголосовал. Врать не хочется с его-то нравственностью…

«Велика страна Украина, а голосовать не за кого», – вздохнул Андреич. Ну, вот скажем Кличко… Холил его, лелеял, пестовал, возил по Америкам с джулианами знакомил, говорил, мол, набирайся опыта, Киев тебе отдам, а он... Неблагодарный… Не буду.

Следующий – кто там? Катеринчук. Ну, Коля оказался не промах. Вроде ничего особенного, мордашка – промокашка, а как торганул. На какие бигбордах его повесили, просто бигбордища, счастливчик – даже я на таких не висел. Не сподобился. Самопродажа не мальчика, но мужа. Надо подумать…

Взгляд Президента скользнул вниз списка. «Турчинов», – этот верный оруженосец премьера. Никогда. Сталинград тебе, а не голос Президента, занервничал В.А.

Кто там у нас еще… Кто? Жовтяк… Ну, то ваще… Кто его пустил? Кто позволил? Тоже ведь – область ему отдал, а толку? Еще и судился потом, когда я Верванну вместо него посадил. Люди-люди. Сколько живу, столько размышляю о нечеловеческой неблагодарности.

Президент раздумывал дальше. Список длинный как простыня...

Горбаль… Да, Вася банкир, почти свой, можно бы и проголосовать. Он откуда? «Регионы»? Нет, это перебор… Хотя… Надо подумать. Тем более я ведь сам хотел объединить два берега, можно объединить их в отдельно взятом городе.

Может Черновецкий? Виктора Андреевича раздирали противоречия. С одной стороны, Леня ты не прав. Ну, разве ж так можно? Я, конечно, тебя понимаю. Все мы не без греха, ну, берешь землю – мы-то с тобой знаем, что главное, чтобы на нее эффективный собственник пришел, – но ты там соблюди процедуры, по-умному все делай. Тем более, ты знаешь с моими парнями из Киевсовета обо всем можно договориться. А ты нет – гектарами, без процедуры – раз и отводил. Леня, я хотел тебя спасти, тем более что менять тебя мне было не на кого. Но я не смог. Ты ж знаешь ее... Но, может быть, тебе поможет мой голос? Хоть ты знаешь, моя президентская комиссия, кстати, кое-что накопала на тебя, ой накопала… Ну ладно, не будем… Не ведь между собой разберемся, правда?

Виктор Андреевич еще раз окинул взглядом бюллетень. В кармане зазвонил мобильный телефон, охрана в коридоре нервничала… Пора решаться.

После голосования улыбающийся Глава государства отвечал на вопросы журналистов. «Кое-что изменилось. Я голосовал не так как в прошлый раз. Голосовал по совести, – Президент, рассердился на себя за последние слова: это что ж выходит, в прошлый раз голосовал без совести? – То, что происходит в городе, наталкивает на то, чтобы мы изменили свои подходы и оценки тем силам, которые были популярны в городе раньше».

Хорошо ответил, порадовался за себя Президент, пусть гадают.

Маша Мищенко

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram