Утренняя попытка прорыва российскими оккупационными войсками хрупкой линии разграничения на Донбассе стала, в общем-то, ожидаемым «поздравлением» украинцев от «братского народа» встающего с колен соседнего государства сразу с несколькими годовщинами трагических событий в истории современной Украины. Массовые убийства в центре Киева, затем – Дебальцево: чекисты любят символизм, поэтому, все новые и новые убийства украинских воинов, которые президент Зеленский деликатно назвал дипломатическим термином «провокация», подгаданные под соответствующие даты, можно было предвидеть. Особенно, в ключе победных реляций европейских и украинских дипломатов по итогам публикации различных документов сомнительной реалистичности на сайтах сомнительной эффективности конференций по безопасности.

Сегодня утром, к тому же, удачно совпали намерение насаждателей «русского мира» напомнить украинцам о цене непокорности в соответствующие дни и хорошая возможность указать пребывающему в некоторой эйфории нынешнему украинскому политическому истеблишменту на то, что украинский мир, который украинские политики обещали своим украинским избирателям, при попытке его достижения дипломатическими методами, возможен лишь на российских условиях.

Стоило в Киеве разного уровня чиновникам (даже министрам) начать рассказывать в прямых эфирах телеканалов, что внедрение «мирных планов» и «совместные патрулирования» по итогам каких-то там соглашений в Мюнхене будут проходить по законодательству и под контролем Украины – и прилетел «привет» с востока.

Кроме прочего, ненасытные в своей кровожадности торговцы войной и смертью утренней атакой своего пушечного мяса недвусмысленно высказались и касательно идеи об общественной диалоговой платформе «Мир Донбасса», диктуя тональность и как бы подчеркивая актуальность ее презентации (запланированной, ориентировочно, как раз на следующий после атаки день).

Пока не ясно другое – достаточно ли скопилось на данный момент аргументов для украинского президента и его окружения, чтоб разглядеть, наконец, в глазах Путина нечто, кроме невыносимо кровавого желания мира?

Впрочем, это все – вещи очевидные, казалось бы. Однако, разумеется, европейские партнеры, жаждущие как можно скорее возобновить торговлю с Российской империей, сделают вид, что поверят комментариям Москвы о том, что «их там нет», и что ОРДЛО «они не контролируют». Это – тоже очевидно. Пока не ясно другое – достаточно ли скопилось на данный момент аргументов для украинского президента и его окружения, чтоб разглядеть, наконец, в глазах Путина нечто, кроме невыносимо кровавого желания мира? Чтобы перестать делать вид о том, что с РФ можно о чем-то договариваться? Надолго ли хватит запасов юмора, упомянутых пресс-секретарем украинского президента, чтобы говорить о сложном, пока украинцы умирают на передовой?

Вот на эти вопросы обществу, да и самой украинской власти, сейчас очень нужны вразумительные ответы. Потому что, если само общество может пребывать в иллюзиях о том, что сложные проблемы – вроде войны или экономического развития – можно разрулить простыми решениями, то руководство государства на это права не имеет.

Прощание с иллюзиями неизбежно, однако оно может случится слишком поздно для Украины, возможно, настолько поздно, что этот процесс прощания переживет саму Украину. Ведь думать, что еще есть время на попытки играть в игры с опытным кремлевским шулером, - это тоже иллюзия.

Михаил Ганницкий, шеф-редактор УНИАН

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram