REUTERS

Об этом пишет Эмброуз Эванс-Притчард в статье "Истерия из-за Китая стала просто нелепой", опубликованной The Telegraph.

Истерия из-за Китая достигла точки коллективного безумия.

В Давосе профессор Нуриэль Рубини заявил, что в течение 12 месяцев рынки перешли от подобострастного преклонения перед китайской политической элитой до практически отвращения. И это произошло из-за скудной осведомленности и череды недоразумений.

Самих китайцев в настоящее время переполняет возмущение. Государственные средства массовой информации на первых полосах обвинили ветерана хедж-фондов Джорджа Сороса в попытке уничтожить валютный режим Китая путем "безрассудных спекуляций и активных продаж".

"Война Сороса с юанем не может увенчаться успехом – в этом нет сомнений", - предупредила газета "Жэньминь жибао".

По всему миру появляются статьи, в которых обсуждается, сможет ли Сорос и его предполагаемая волчья стая сделать с Народным банком Китая (НБК) то, что они сделали с Банком Англии в 1992 году – в последнем случае – с абсолютно положительными последствиями.

На самом деле Сорос не "объявлял никакой войны", и он не настолько глуп, чтобы взяться за валютную сверхдержаву и глобального кредитора с $3,3 трлн валютных резервов.

REUTERS

Во время этого я был на обеде в отеле Seehof в Давосе, где г-н Сорос якобы представил свой план. Он действительно проговорился о том, что сокращает некоторые азиатские валюты – малазийский ринггит или тайский бат, возможно, из-за сходства с кризисом 1998 года.

Сорос дал общие комментарии, утверждая, что кредит в Китае достиг 350% ВВП, и что жесткая посадка уже происходит. "Я не ожидаю этого, я это наблюдаю", - сказал он. Комментарии были шаблонными, то, что на языке хедж-фондов называется "туристической" информацией. В Китае он не игрок.

Итак, давайте вернемся к реальности. Экономические факты на виду. Китай не замедляется. Он медленно восстанавливается после "спада" в начале 2015 года.

Примером могут послужить продажи автомобилей. Они рухнули в начале прошлого года и достигли дна в 1,27 млн в июле. С тех пор продажи росли каждый месяц, и достигли рекордных 2,44 млн в декабре, благодаря снижению налогов. Новые показатели выросли до 37% для GM и 36% для Ford и Mercedes.

Цены на жилье повышались в течение трех месяцев. Общенациональный индекс вырос на 1,6% в декабре. Шанхай поднялся на 15,5%, Шэньчжэнь – на 47%. Даже города "Tier 3 и 4" справляются с огромным перенасыщением.

Экономика действительно достигла дна в начале прошлого года в связи с фискальным шоком и невероятным ужесточением денежно-кредитной политики в конце 2014 года. Тогда можно было бранить китайские власти за ошибочные суждения. И некоторые из нас так и сделали.

REUTERS

Capital Economics считают, что рост замедлился до 4%, и остальные с этим согласны. Эти показатели не являются производными от ныне бесполезного "индекса Ли Кэцяна", учитывающего железнодорожные перевозки, использование электроэнергии и рост кредита, которые преувеличивают замедление.

Рост общего грузооборота вырос до 5,4% с 3,5% в июне. Это вполне достоверный показатель того, что происходит на самом деле.

Краткосрочный экономический подъем уже состоялся. Бюджетные расходы резко выросли на 30% в октябре и ноябре. Новые банковские кредиты и выпуск облигаций местного самоуправления в декабре достигли 12-месячного максимума в 14,4%.

Это обычное стимулирование. Политбюро вернулось к своим старым методам. "Несмотря на разговоры о снижении долговой нагрузки, рост кредитования продолжает увеличиваться гораздо быстрее, чем рост ВВП, потому что, попросту говоря, они не готовы терпеть никаких замедлений", - говорит профессор Кристофер Болдинг из Пекинского университета.

"Прямо сейчас, я думаю, крайне маловероятно, что Пекин позволит обанкротиться любому финансовому учреждению. Они не допустят краха фирм, и тем более фондового рынка. Вся их стратегия, вероятно, заключается в том, чтобы "замять ситуацию и заняться ею позже", - сказал он.

"Нынешнее руководство хорошо осознает свое место в истории и сходство с СССР. Но они намерены избежать подобной участи".

REUTERS

Тем не менее, есть у Коммунистической партии есть предел возможностей – тем более, на последнем этапе долгового фиаско Китая на сумму $ 26 триллионов. Ахиллесова пята – это отток капитала.

Власти совершили неудачный переход от привязки к доллару ко взвешенной торговой корзине валют в августе, и снова все испортили в декабре, когда конкретизировали детали. Результатом стал отток капитала в два больших этапа. И китайские, и иностранные инвесторы пришли к выводу, что это было прикрытием девальвации.

Фан Синхай, топ-советник президента Си Цзиньпина, признался в Давосе, что процес прошел ужасно. "Мы учимся", - сказал он.

Он подчеркнул, что партия намерена оборонять свою новую корзину. "Это утвержденная политика Китая", - сказал он.

Его слова подтверждаются фактами. По оценкам JP Morgan, власти потратили рекордных $160 млрд для защиты юаня в декабре. Это колоссальная мобилизация ресурсов.

Господин Фан сказал, что страна с профицитом бюджета в $300 млрд и рынком труда с высоким спросом на рабочую силу не нуждается в девальвации. Это противоречило бы основным направлениям политики, подрывая запланированное увеличение роста за счет потребления.

Он настаивал на том, что Китай финансирует себя при помощи внутренних сбережений, в отличие от остальных стран с развивающимися рынками. "Если бы Китай опирался в основном на иностранный капитал, то любой крупный финансовый риск мог бы свести на нет наш рост. Но в Китае все по-другому", - сказал он.

Однако он упустил тот печальный факт, что истощение резервов при нынешних темпах повлечет за собой ужесточение денежно-кредитной политики, усугубляя внутренний кредитный кризис.

Это "невозможная троица". Страна не может одновременно управлять обменным курсом и сохранять контроль над денежно-кредитной политикой в режиме свободных потоков капитала.

Харухико Курода, глава Банка Японии, сказал, что придется отказаться от одного элемента. Он предположил, что ужесточение контроля за движением капитала "может быть полезным", поскольку это меньшее из зол.

/ haqqin.az

"Невозможная троица" – это суть проблемы. Именно она грозит захлестнуть Народный банк Китая и, в конечном итоге, заставить Китай девальвировать валюту – против своего желания. Это станет началом азиатского валютного кризиса и создаст волну дефляции в мировой экономике.

Таким образом, жизненно важным вопросом является масштаб и особенности оттока капитала. Последние данные Банка международных расчетов показывают, что иностранные пассивы китайских компаний и инвесторов упали до $877 млрд в сентябре с пика 1,1 триллионов долларов в сентябре 2014 года.

Краткосрочные долги упали с $ 858 млрд до $ 626 млрд, и, несомненно, сократились намного больше в течение последних трех месяцев. Другими словами, китайцы, как можно скорее, выплачивают долларовые долги и спекулируют валютными активами в преддверии дальнейшего повышения ставок со стороны Федеральной резервной системы США.

Бхану Бавейя из UBS сказал, что погашение внешних долгов составило почти весь отток капитала в третьем квартале. Он безвреден, это одноразовый эффект, который скоро изживет сам себя.

Тем не менее, взгляды отличаются. Институт международных финансов в Вашингтоне считает, что $ 676 млрд были выведены из Китая в прошлом году, и только половина из этого была использована для оплаты долгов или подведения баланса. Он заявляет, что отток достиг $ 187 млрд в четвертом квартале. В стране была вспышка "ошибок и упущений", которая скрывала отток капитала посредством ложных торговых счетов и других трюков.

ИМФ сообщил, что Китай не переживает крах, и китайские компании в настоящее время гораздо менее подвержены валютному долгу. Существует шанс, что "тактический" отток замедлится сам собой, под давлением центрального банка. Тем не менее, недавно "существенно увеличился" и риск его ускорения.

Существует огромная разница между мерами предосторожности по сокращению долга в долларах, и массовым уходом китайских и иностранных инвесторов из-за того, что, по их мнению, Пекин потерял контроль. Одна из этих причин повлияет на мировые события в этом году.

REUTERS

Любой намек на относительный оптимизм в отношении Китая в настоящее время может быть неправильно понят. Я полагаю, что Китай слишком поздно решил отказаться от экономики с привязкой к долгу и чрезмерного инвестирования в промышленность, и теперь, следовательно, попадет в ловушку среднего дохода.

Поскольку банковская система Китая – это рука государства, проблемная задолженность будет отложена на неограниченный срок. Это будет медленная потеря динамики, а не "момент Мински". Или развязка "по-японски", с ландшафтом застывших компаний.

Коммунистическая партия, возможно, купила себе еще год, максимум – 18 месяцев. Если это так, то расчеты снова откладываются. И это причина для оптимизма.