Новый договор о транзите газа: победа, не дающая расслабиться

Игорь Орел
12:48, 24 декабря 2019
Энергетика
2612 0
Мнение

По итогам переговоров сначала в Берлине, а затем в Минске стороны согласовали основные пункты контракта, который должен быть официально подписан до конца текущего года.

Новый договор, по словам представителей украинского правительства, будет заключен сроком на пять лет с возможностью пролонгации на десять лет с гарантированными минимальными объемами транзита в 2020 году на уровне 65 миллиардов кубических метров газа, а в 2021-2024 годах – ежегодно по 40 миллиардов кубических метров газа. 

Окончательных данных о стоимости прокачки газа украинскими трубопроводами еще нет

Не менее важно, что новое соглашение должно соответствовать европейскими правилами, что также касается и тарифа на транзит, который, как ожидается, будет выше действующего. Однако, окончательных данных о стоимости прокачки газа украинскими трубопроводами еще нет.

Также стороны отзовут встречные иски из международных судов, что для Украины, в первую очередь, означает отказ от иска на 12 миллиардов долларов к «Газпрому», рассмотрение которого очень боялись в российской компании.

Стоит отметить, что основанием для этого иска была утрата ценности украинской ГТС из-за того, что «Газпром» не выполняет свои обязательства перед «Нафтогазом» по использованию нашей газотранспортной системы, отказывается от транзита и строит обходные потоки.

То есть, при сохранении транзита, по большому счету, этот иск теряет смысл. При этом важно, что иски к России на 5 млрд долларов в связи с захватом крымских активов «Нафтогаза» сохраняются.

Также российский «Газпром» обязуется выполнить решение Стокгольмского арбитража и выплатить «Нафтогазу» долг в размере три миллиарда долларов.

Достигнутое соглашение можно назвать компромиссным. Ранее Украина настаивала на десятилетнем контракте по европейским правилам с минимальными ежегодными объемами прокачки в 60 миллиардов кубическим метров газа.

В свою очередь, российская сторона рассматривала лишь вариант заключения транзитного контракта на один год при условии, что стороны аннулируют взаимные претензии в международных арбитражах. Для нашей страны это означало отказ не только от иска на 12 миллиардов долларов, но и от трех миллиардов долларов по уже вынесенному решению Стокгольмского арбитража.

Агрессивное поведение серверного соседа базировалось на уверенности Кремля в том, что в течение первого квартала 2020 года заработает газопровод «Северный поток-2»

Очевидно, что такие условия для Украины были не приемлемы, и все шло к тому, что с 1 января 2020 года транзит газа через нашу газотранспортную систему в Европу мог полностью прекратиться.

Агрессивное поведение серверного соседа базировалось на уверенности Кремля в том, что в течение первого квартала 2020 года заработает газопровод «Северный поток-2», и необходимость в продолжении украинского транзита отпадет.

В случае остановки украинской ГТС на европейском газовом рынке случился бы ожидаемый кризис и цены взлетели бы вверх.

При этом «Газпром» смог бы выполнить свои обязательства перед странами ЕС, подняв газ из европейских хранилищ, к тому же, хорошо на этом заработав, а уже в феврале-марте запустили бы «Северный поток-2».

Однако, как страшный сон для России и очень кстати для Украины за две недели до нового года в США были приняты санкции, направленные против российских газопроводов, идущих в обход Украины.

Если для «Турецкого потока» эти санкции как мертвому припарки, так как он уже достроен, то для «Северного потока-2» - если не последний гвоздь, то, как минимум, задержка в прокладке труб и продолжение неопределенности на многие месяцы.

Сможет ли Россия самостоятельно, полагаясь на свои устаревшие технологии, завершить столь сложный проект хотя-бы к концу 2020 года, ведь теперь ни одна иностранная компания не будет брать на себя риски участия в этой «стройке века»?

Перед путинской Россией возникла «радужная» перспектива: устроив очередной газовый кризис, во-первых, получить иски от европейских потребителей за срыв поставок, а во-вторых, попросту вылететь из европейского рынка, чему бы очень обрадовались за морями-океанами, так как доля «Газпрома» на газовом рынке Европы в течение года была бы закрыта американским и катарским сжиженным газом.

Поэтому стратегия России в отношении транзита газа через Украину была кардинально изменена в считаные декабрьские дни. Получилось так, что позиция нашей страны в конечном итоге стала значительно сильнее российской. Смогли ли мы этим воспользоваться в полной мере? Вопрос остается открытым.

Учитывая невыполнение госбюджета на миллиарды гривен и пиковые выплаты по долгам в 2020 году, заключение компромиссного договора с РФ и сохранение валютной выручки в несколько миллиардов долларов ежегодно, кажется не таким и плохим результатом.

Более того, ограниченный срок гарантированного транзита в пять лет, а не в десять, как планировалось, не дает почивать на лаврах.

Ужесейчас руководство страны и менеджеры госхолдинга «Нафтогаз Украины» должны исходить из того, что транзита российского газа после 2024 года, скорее всего, не будет. Поэтому наша страна должна сделать все, чтобы обрезание этой последней энергетической нити, связывающей нашу страну с агрессором, прошло безболезненно.

В течение ближайших пяти лет Украина должна завершить начатые реформы, оптимизировать работу газотранспортной системы, решить проблемы населенных пунктов, которые в случае прекращения транзита остались бы без поставок газа, а также существенно нарастить собственную добычу газа с прицелом на экспорт, что позволит обеспечить стабильную работу ГТС даже без российского топлива.  

Ведь если бы Украина выполнила план по наращиванию добычи газа и снижению его потребления к 2020 году, то вопрос сохранения транзита уже не стоял так критично. Теперь, когда газодобытчики получили отсрочку на пять лет, остается надеется, что они ее используют с умом, а руководство страны и регуляторные органы будут в этом только содействовать.

Игорь Орел

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter