Мельниченко. Вниз по лестнице жанров

10:50, 17 августа 2012
Разное
3768 0

Больше десяти дней Николаю Мельниченко пришлось полировать американским костюмом итальянские нары. Это было уже третье задержание самого известного в мире украинского майора. По продолжительности оно, конечно, не идет ни в какое сравнение с двумя предыдущими: в сентябре 2005 года в Турции и в ноябре 2011-го в Израиле майор оказывался на свободе уже через несколько часов. Но и десять дней – не тот срок, на основании которого мог бы вырасти новый миф, например, о таинственном узнике вроде графа Монте-Кристо. А перипетии жизни реального, а не мифологического Николая Мельниченко украинскую публику не интересуют. Поэтому вся история с его задержанием и освобождением осталась на периферии общественного внимания.

Пусть Николай живет долго и счастливо, но рискнем цинично предположить: найдись обезглавленное тело майора года три назад где-нибудь в лесу, минимум пару киевских улиц в его честь уже бы назвали. Живые герои, в отличие от мертвых, особо не в почете. Как правило, забывают, что мертвым героям не надо кушать, а живым без этого никак. Что было делать герою в тех условиях, в которых он оказался двенадцать лет назад, чтобы удостоиться положительной реакции со стороны публики с ее вечными, но весьма выборочными ханжескими апелляциями к морали? Устроиться мыть посуду в «Макдональдс», почаще посещать церковь по соседству, принимать активное участие в культурной жизни диаспоры, а записи услужливо сложить у ног президента Ющенко в момент инаугурации и ожидать своей порции снисходительного внимания. Увы, таких героев в изобилии плодит Голливуд и российский кинематограф, а вот реальная жизнь по этому показателю здорово отстает.

Майор не сделал этого, и его возвращение на родину в 2005 году через два месяца после задержания в Турции не стало повторением финальной сцены фильма «Мертвый сезон». Ни тебе приема в президентском дворце, ни ордена на грудь, ни хотя бы благодарности перед строем. Хотя, если проанализировать, и ордена получали люди погаже майора, и вклад его в падение кучмовского режима переоценить сложно. Но вот как-то не сложилось. Власть с президентом во главе не заметила прибытия героя. А политическая сила с президентом во главе предпочла не светиться в компании неоднозначной фигуры в сложный предвыборный период.

Навязчивое внимание журналистов тогда еще имело место быть, но привлекали их весьма определенные темы. А почему приехал к выборам? А почему через Москву? А как это отразится на шансах блока Литвина? А на кого будут наезды из списка Януковича? А из списка Ющенко? А как насчет депутатства? А кто спонсировал приезд — Мороз или Юля? А что им с этого обломится? Сейчас, спустя семь лет, и это мало кого уже интересует.

При несоответствии героя и мифа почему-то претензии предъявляются не мифу, а герою. Мифов же вокруг Мельниченко было создано два. Согласно первому, отважный и честный патриот, потрясенный нравами и делами кровожадной банды, дорвавшейся до высшей государственной власти, на свой страх и риск взялся вывести эту власть на чистую воду. Ради этого терпел лишения, постоянно подвергал свою жизнь опасности, но добился-таки своего. Или почти добился, если учесть, что Кучма на свободе. Но сильна еще инерция старой власти. Огромные деньги обещаны, а частично уже потрачены для очернения героя и искажения истины.

В рамках сюжета второго мифа наблюдается несколько иная картина. Власть белая и пушистая. По крайней мере, нормальная и радеющая о народном благе. А вот кучка беспринципных заговорщиков решила любой ценой эту власть свалить и водвориться на ее место. Для этого она наклепала фальшивых аудиозаписей якобы из кабинета, в который и муха не залетит. А потом ради подтверждения своей грязной лжи не остановилась перед убийством невинного человека. А один из этой кучки — то ли самый продажный, то ли выбившийся из-под контроля — затеял собственную игру ради личного обогащения или повышения в чине.

Заметьте, что мифология может быть только черно-белой. Одноцветной мифологии не бывает. Многоцветной — тем более. Патриот, разочаровавшийся в честной, но малоэффективной власти, или беспринципный предатель, до удачного повода подвизающийся на службе бандитов, в мифологических раскладах фигурировать не могут. Отчасти этим условиям удовлетворяет жанр в серых тонах, стоящий рангом пониже мифологии – дешевая беллетристика о «рыцарях плаща и кинжала». Естественно, история Мельниченко не могла не быть переписанной и в этом жанре. Но и тут авторы не смогли найти общего языка в вопросе о главном заказчике сомнительных услуг майора – Вашингтон или Москва. При всей, казалось бы, однозначности ответа с учетом нынешнего места жительства политического беженца обе версии продолжают существовать. И обе мало кого интересуют.

Последние попытки привлечения внимания к фигуре Николая Мельниченко сопровождались очередным понижением планки жанра. Несостоявшийся герой мифа и персонаж шпионского романа превратился в фигуранта таблоидной хроники. Да и то в качестве приложения к скандальной телеведущей. Если это и помогло, то мало и ненадолго. На будущее остается либо и дальше понижать жанровую планку, либо превращаться из персонажа низкопробной литературы в персонажа реальной жизни, но распрощаться с надеждами на привлечение внимания все дальше тупеющей публики.

Игорь Гридасов

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter