Владимир Путин / фото - Reuters

Владимира Путина не интересует судьба российских олигархов, потому аресты яхт, замораживание счетов и другие санкции не возымеют желаемого Западом эффекта на президента РФ.

Такое мнение в колонке для New York Times высказала Эйлин О'Коннор, бывший репортер ABC и CNN, также работавшая адвокатом в России и Украине. 

"В 1996 году, когда я была начальником московского бюро CNN, шла борьба между группировкой коррумпированных олигархов и дружками телохранителя президента Бориса Ельцина, который требовал от них больше денег за политическую "крышу" и угрожал сорвать запланированные выборы.

Я задал Анатолию Чубайсу, который тогда был вице-премьером, вопрос, который казался главным в борьбе: что для россиян важнее - власть или деньги? Он ответил: "Если вы задаете этот вопрос, вы не понимаете Россию".  Правильный ответ - власть.

Поскольку Путин столкнулся с самым большим испытанием за все 22 года своего правления, зажатый между украинским сопротивлением и ужесточением санкций в отношении олигархов, нефти и передачи технологий, ответ остается тем же, что и на протяжении всей российской истории.

Многие на Западе надеются на свержение Путина. Они не понимают ни России, ни того отношения людей в России к власти.

Российские ученые давно отмечают, что отсутствие прав частной собственности и беспристрастной юридической власти приводит к тому, что государственные субъекты обладают властью, которая во всех отношениях определяет жизнь россиян. За пределами своих границ Россия с XV века проявляла свою мощь посредством военной агрессии. В стране, где власть-это почти всё, санкции и потерянные состояния сами по себе не изменят этого фундаментального принципа.

Путина волнует только одно, и это не олигархи

Выступление Путина в начале марта доказывает это и иллюстрирует, что он и многие в России считают целью войны: защитить российскую территорию и суверенитет от западного господства. По его словам, Запад слишком долго игнорировал Россию и отказывал ей в статусе сверхдержавы.

В западных капиталистических демократиях богатство часто приравнивается к доступу и влиянию. Поэтому неудивительно, что многие считают, что санкции против олигархов могут побудить их оказать давление на Путина, чтобы он изменил курс.

Это просчет. Олигархи могут владеть богатством, которое связывает их с властью, и могут быть использованы Путиным, но в России это не означает, что они обладают какой-либо властью над ним или теми, кто находится в Кремле.

Отсутствие четко закрепленных прав собственности и правовой и институциональной базы означает, что олигархи всё еще зависят от Кремля. Судебные решения в пользу или против олигархов могут быть легко пересмотрены в зависимости от благосклонности Кремля. 

Путин ясно дал понять, как опасно оспаривать его власть. Михаил Ходорковский когда-то был самым богатым человеком в России, получив несколько ранее принадлежавших государству нефтяных месторождений в Сибири и создав корпорацию "Юкос". На ТВ-эфире в Кремле в 2003 году он осмелился критиковать коррупцию в правительстве. В ответ Путин лишил Ходорковского его активов и посадил в тюрьму на 10 лет.

Опыт, подобный опыту Ходорковского, объясняет, почему сейчас так мало олигархов высказываются открыто. Те, кто что-то говорил о войне, делали это из таких мест, как Лондон, где Михаил Фридман, основатель "Альфа-банка", выступил с заявлением, где говорилось, что "война никогда не может быть ответом", но не критиковал президента. Несмотря на это, Путин в своей недавней речи причислил олигархов в ряды противника-Запада, заявив, что они не могут обойтись без устриц с фуа-гра и что они мыслями далеки от России. Он поклялся выплюнуть их, "как мошку, залетевшую нам в рот". Возможно, именно поэтому Чубайс, который не только курировал приватизацию, но и сам стал олигархом и сохранил благосклонность Путина, сложил с себя символический пост климатического царя и покинул страну.

По каким целям должен бить Запад

Чтобы повлиять на них, Запад должен расставить приоритеты в том, что, по их мнению, придает России статус сверхдержавы: в нефти и вооруженных силах.

Нефтегазовый сектор России обеспечивает до 40% доходов федерального бюджета страны и обеспечивает 60% экспорта страны. Вот почему внимание президента Байдена к санкциям, запрещающим импорт нефти, важно, хотя и несколько символично, учитывая, как мало США импортируют из России. В то время как Германия приостановила разработку крупного газопровода, Европейский союз не прекратил поставки российского газа, который составляет около 40% его потребностей. Если бы европейские страны всерьез стремились повлиять на мышление Путина, они потратили бы меньше времени на захват яхт олигархов, а еще больше уменьшили бы свою зависимость от российских энергоносителей. Точно так же Запад должен настаивать на том, чтобы Индия и Китай присоединились к антироссийским санкциям.

Лучший же способ подорвать российскую армию -  ограничить доступ к технологиям.

Как стало ясно на местах в Украине, российским военным не хватает жизненно важного аппаратного и программного обеспечения, используемого другими современными силами для сбора полевой разведки в режиме реального времени, а также систем связи, необходимых для эффективного использования этой разведки. А многодневная задержка танковой колонны свидетельствует о том, что у русских нет сложной системы снабжения войск продовольствием и газом.

В интервью Bloomberg Фридман, базирующийся в Лондоне олигарх, попавший под британские санкции, заявил, что если Европейский союз думает, что может сказать Путину "остановить войну, и это сработает, тогда, я боюсь, что у всех большие проблемы", потому что это означает, что западные лидеры "ничего не понимают в том, как работает Россия".

Он прав"