цей матеріал доступний українською

Die Zeit: Новые богачи КНДР торгуют наркотиками и скупают функционеров диктатуры

16:32, 24 июня 2019
Мир
1116 0
Иллюстрация / REUTERS

Они продают наркотики, занимаются контрабандой товаров, подкупают полицию. В Северной Корее теневая экономика породила прослойку богатых предпринимателей. И в глазах мафиозных структур государственный аппарат бессилен.

В северокорейском городе Хверен недалеко от границы с Китаем человек по имени Кан говорит, что 80% взрослого местного населения «употребляет метамфетамин». Благодаря синтетическому наркотику Кан стал очень богатым. Эффект от вещества оказался сильнее, чем клятва на верность Ким Чен Ыну, — пишет Die Welt.

«Мет стал прекрасным подарком на день рождения или на выпускной», - говорит Кан.

«Глава Отдела внутренней безопасности в городе практически жил у меня дома», - добавил он, объяснив, что так произошло вовсе не из-за постоянных обысков. Чиновник был лучшим клиентом.

Читайте такжеNewsweek: В КНДР за деньги можно безнаказанно даже убивать

Издание поясняет, что Кан (имя не настоящее) был также посредником для беглецов из КНДР в пересылке денег из-за рубежа. За свою роль он брал 30% от общей суммы. Такие международные финансовые операции – антисоциалистическое преступление в Северной Корее. Но местный начальник службы государственной безопасности сделал так, чтобы это было возможно. Благодаря своему бизнесу Кан зарабатывал ежемесячно 3-5 тысяч долларов. Это в сотни раз больше, чем средняя зарплата в стране. Теперь он живет в Южной Корее. О своей повседневной жизни в КНДР он рассказал американской журналистке Анне Фифилд. Последняя на этой неделе опубликовала книгу под названием «Великий преемник», в которой описана биография Ким Чен Ына. Самой интересной частью работы издание называет ту, в которой говорится об экономической системе Северной Кореи.

Описание получилось достаточно детальным. Во-первых, Ким Чен Ын объявил модернизацию экономики главной задачей партии. Во-вторых, о реальной экономике в Северной Корее можно узнать больше, чем о ядерном вооружении. Фифилд поговорила с более чем сотней беженцев из КНДР в Южной Корее и США, а также в Лаосе и на севере Китая. Она тщательно расспрашивала их о ежедневной жизни в закрытой стране. Это позволило собрать много аутентичных данных. Информация, изложенная в книге журналистки, ужасает.

Читайте такжеВзятки и репрессии: в ООН рассказали, как выживают в КНДР

Картинка такова: страа Ким Чен Ына на пути к превращению в мафиозное общество, в котором правила ничего не значат, а реальная власть – это деньги. Партия, государственная безопасность, армия, учителя, пограничники, мэры, врачи или полиция – все они в карманах людей, у которых есть деньги и связи. И все они ведут себя соответственно. В книге предполагается, что все писаные и неписаные правила и традиции в КНДР вот-вот исчезнут. Законы в духе Иосифа Сталина давно устарели. Но Пхеньян не предложил новые им на замену, как это произошло, например, в Китае.

На химическом комбинате в городе Хамхин могущественных функционеров заменили ученые и технологи. Они параллельно занимаются производством метамфетамина и заработают на этом большие деньги. Там такие, как Кан, получают свой товар. Партия тоже переживает кадровые изменения. Старых функционеров заменили такие, как господин Ким, который занимается производством текстиля для мировых рынков в пограничном китайском городе Даньдун. Все работники на его фабриках из Северной Кореи. В интервью Фифилд чиновник рассказал, что его дочь в Пхеньяне много читает и хочет стать учительницей. Но отец считает, что это ерунда. Вместо этого ей нужно вступить в партию, заняться бизнесом и зарабатывать деньги.

«Это будущее», - говорит Ким.

Читайте такжеБрат ким Чен Ына работал на ЦРУ - The Wall Street Journal

Всемогущих репрессивных полицейских на трассах заменили офицеры, которые останавливают грузовики и спрашивают водителей, «выполнили ли они свое домашнее задание». Речь идет о сборе достаточных сумм на взятки. Если у водителя есть деньги, он может ехать дальше не зависимо от того, что он везет и насколько это незаконно. Благодаря этому в КНДР процветает черная логистическая индустрия.

Также в стране есть учителя вроде того, который учит дочь наркобарона Кана в городе Хверен. Девочка всегда получает самые высокие оценки, потому что Кан платит учителю вторую зарплату в размере 100 китайских юаней. Это немалая сумма для КНДР. Кроме того, продавец наркотиков водит учителя в лучший местный ресторан. С точки зрения получения власти, 100 юаней – это хороший доход для учителя. Приглашение в ресторан – это плата за хорошее воспитание дочери наркобарона. А бесплатное угощение экономит деньги, за которые он может купить партийного чиновника, чтобы безопасно вести свой незаконный бизнес после школы.

Юань играет даже большую роль в северокорейских пограничных регионах, чем дойчмарка в ГДР. За китайскую валюту можно купить что угодно на частном теневом рынке Северной Кореи, чего нет в государственных магазинах. Эти товары можно очень быстро перепродать по более высокой цене. В действительности же «частный» рынок в КНДР не такой уж и частный. Каждый магазин платит местной власти за свое существование сумму, которая равняется 800 долларам США. В стране тотальной диктатуры за пределами привилегированного Пхеньяна функционирует общество, в котором сильный покупает себе права за деньги. Часто эта новая власть в руках женщин. Они доминируют на черном рынке. В патриархальном обществе у них больше времени, чем у мужчин, которые работают на низкооплачиваемых государственных должностях. После тяжелого начала женщины зарабатывают больше, чем мужчины.

Читайте такжеBusiness Insider: Влиятельная «принцесса» КНДР в конфликте с ее братом ким Чен Ыном

Госпожа Ох с северо-востока КНДР хороший тому пример. Анна Фифилд познакомилась с ней в Южной Корее, где Ох стала даже более успешной деловой женщиной, чем на Севере. В конце-концов, она смогла попасть в специальную экономическую зону Расон на границе с Россией. А это требует определенных связей. Зона отгорожена от страны колючей проволокой. Она выделена чисто для иностранных инвесторов. Госпожа Ох вела в Расоне масштабную торговлю редкими грибами и морепродуктами, которые экспортировались в Китай. Ее доходы измерялись пятизначными цифрами. Чтобы вести такой бизнес, она подкупила целую политическую сеть контроля: от руководителей портов до администрации таможни. Некоторые из них получали свою долю, а другие – доступ к китайскому обмену валют.

Затем начались проблемы. Взятки не сработали. Вероятно, спецслужбы КНДР решили, что заслуживают на большие суммы. Госпожа Ох попала в тюрьму, где столкнулась с насилием. Но через год она уже была на свободе. Женщина завоевала благосклонность руководителей полиции и службы государственной безопасности, пообещав им мотоциклы. Однако, госпожа Ох переехала в Южную Корею. Она купила себе путь на юг, потому что не хотела, чтобы ее дочери тоже пришлось руководить мафией.

Читайте такжеSüddeutsche Zeitung: ким Чен Ын окружил себя могущественными женщинами

Теневая экономика охватывает все больше сфер. К примеру, недвижимость тоже продается за астрономические суммы. Клиентами выступают, например, люди, которые хотят переехать на более низкие этажи домов. В КНДР не очень популярны верхние этажи из-за проблем с электрообеспечением и частыми отключениями лифтов.

Новые бизнес-империи в Северной Корее называют «donju», что означает «доноры». В ранние годы реформ Дэна Сяопина в Китае подобные бизнес-структуры тоже задавали тон. Однако, Пекин настолько серьезно работал над тем, чтобы открыть страну миру, что теневые дельцы не выдержали и не смогли закрепить влияние. В Северной Корее существенных реформ не происходит. Коррупция стала определяющим фактором. Она грозит стать стандартом поведения для всего населения в стране.

«Непредсказуемая ядерная держава, в которой все продается – это не очень хорошая новость для мира», - говорится в статье.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
ИноСМИ
телеграм-канал переводов зарубежной прессы
Читать в Telegram