Иллюстрация / REUTERS

Боевики «ДНР» торгуют своими пленными, как живым товаром - у каждого, кто попал в застенки российских наемников, появляется своя цена.

Читайте такжеОбнародован список 87 незаконно удерживаемых «крымской группы»

Об этом "Апострофу" рассказал освобожденный из плена в декабре 2017 года религиовед Игорь Козловский.

"Даже само слово "обмен" предполагает экономические отношения, это же категория не гуманитарная, а экономическая, меняют товар на товар. А раз ты выступаешь как товар, то автоматически у тебя появляется цена, которую тебе приходится платить. Многие не хотят становиться публичными, чтобы за них открыто боролись, потому что в таком случае их цена резко возрастает ", - говорит Козловский.

Много родственников тех, кто попали в плен к донецким боевикам, пытаются решить проблему самостоятельно и не обращаются к правозащитникам и волонтерам. Но, даже если необходимые деньги найдены и заплачены, это не гарантия того, что человек выйдет на свободу.

Если же пленник задержался в подвалах ОРДЛО и дело доходит до списков на обмен и переговоров в Минске, то подключается фейковый «омбудсмен «ДНР» Дарья Морозова.

"Я знаю случаи, когда для того, чтобы внести кого-то в списки, ходили к Дарье Морозовой. Но некоторые, наоборот, не хотят, чтобы их вносили в списки, в надежде, что их быстрее выкупят", - вспоминает Игорь Козловский. Ему самому боевики «ДНР» намекали на то, чтобы в обмен на свободу он продал свою квартиру.

К Дарье Морозовой часто обращаются и сами боевики - просят включить своих соратников, находящихся под арестом на подконтрольной Украине территории, в списки на обмен. За это платят деньги.

"Один из так называемых ополченцев в 2017 году говорил, что они платили Морозовой 6 тысяч долларов, чтобы та включила в обмен со стороны «ДНР» людей из их батальона, которые попали к нам в плен", - рассказывает журналист, экс-пленник Станислав Асеев.