Иллюстрация REUTERS

Ирак не может позволить себе платить миллионы долларов работникам и пенсионерам. Амбициозные планы Мексики относительно развития страны сорваны. Эквадор урезает зарплаты чиновникам, а Венесуэла вообще на грани "между жизнью и смертью". Нигерия, тем временем, ищет, где занять 7 миллиардов долларов.

Пандемия коронавируса и обвал цен на нефть, вызванный ею создали ужасную катастрофу для стран, выживание экономики которых остро зависит от экспорта энергоносителей, - пишет New York Times. Издание напоминает, что Россия, Саудовская Аравия и США остаются крупнейшими производителями нефти в мире. За предыдущие годы они построили себе "подушки безопасности" на случай кризиса. Но стремительный обвал спроса на нефть, который начался из-за того, что миллиарды людей вынуждены сидеть дома из-за коронавируса, перевернул для них все. Сложилась ситуация, которую даже ветераны промышленности не смогли предусмотреть.

"Никто себе и представить не мог кризис таких масштабов. Ни один из сценариев не предполагал ничего подобного", - сказал эксперт по вопросам глобальной энергетики и вице-председатель компании IHS Markit Даниэл Ерджин.

Читайте такжеCNN: Что означают отрицательные цены на нефть?

В США цены на нефть впервые в истории упали ниже нуля на этой неделе, заставляя производителей платить своим клиентам за то, что они примут ненужную нефть. Избыток этого сырья угрожает причинить большую экономическую боль индустрии, которая, казалось бы, до этого времени процветала. Перенасыщение заставило администрацию Дональда Трампа начать переговоры с Россией и Саудовской Аравией о сокращении производства.

"Мысль о том, что мы энергетически независимы или доминируем, ложная", - сказал профессор Школы международных дел в Колумбийском университете Джейсон Бордофф.

Он отметил, что глобальный рынок влияет на США. И он показал, что когда "цены на нефть растут, мы испытываем боль, а когда они рушатся, нам приходится звонить в Москву и Эр-Рияд, чтобы как-то это уладить". New York Times описывает, как шок от нефти и коронавируса влияет на зависимые от энергоносителей страны по всему миру.

Например, Ирак, как полагают в Международном энергетическом агентстве, испытывает больший удар, чем любая другая зависимая от нефти страна. Примерно 90% доходов правительства приходится на экспорт "черного золота". И Багдаду нужны эти деньги, чтобы выплатить помощь более чем четырем миллионам работников, а также выплатить пенсии и пособия бедным. Иракское правительство сможет выстоять только при условии, что баррель будет стоить 61 доллар, как это было в прошлом декабре. Но теперь он не сможет выплатить пособие, не говоря уже о пенсиях, субсидиях и других операциях.

"Проблемы начнутся в мае", - сказал экономист и советник премьер-министра Ирака Мудхер Мохаммед Салех.

"Нам каждый месяц будет нехватать 4,5 миллиарда долларов. Что в таком случае делать? Это головная боль", - добавил он.

Читайте такжеОбвал цен на нефть: удешевление марки Brent и закупки на июнь

России пока удавалось избежать проблем из-за обвала цен на нефть. Несмотря на драматические события на рынке, рубль потерял лишь 2% своей стоимости во вторник. Так сложилось, что высокие цены на нефть в прошедшие два десятилетия экономически обогащали страну и питали амбиции Владимира Путина. Но Россия вступила в кризис подготовленной, создав немалые запасы твердой валюты и сократив бюджетные расходы еще под действием санкций Запада, введенных в течение последних шести лет через российскую агрессию против Украины. Путин и его команда в сфере экономической политики могут опереться на резервы в размере 565 миллиардов долларов.

Но как долго Россия сможет продержаться? Остается неизвестным. Инвестиционный банк Renaissance Capital подсчитал, что российские резервы смогут 6 лет поддерживать нынешний уровень государственных расходов при условии, что баррель будет стоить 35 долларов. Появились признаки того, что Путин нервничает. Смягчение последствий обвала цен на нефть - не единственный груз, который падает на российские запасы. Страна до сих пор не объявила о запуске собственных программ помощи бизнесу, пострадавшему от карантина из-за коронавируса. Однако, появление таких программ очень вероятно.

Читайте такжеForbes: Россия теряет доходы от нефти, которые помогли начать войну против Украины

Низкие цены на энергоносители также лишают Россию нефтяного и газового рычага влияния в Европе, с помощью которого она сеяла политические расколы, раздавая более выгодные условия таким странам, как Германия, Италия, Венгрия и тому подобное. Теперь в России нет этого рычага.

"Все будут тонуть из-за дешевой нефти и пандемии коронавируса. Россия вряд ли утонет больше других", - считает председатель Eurasia Group Клиф Капчен.

Тем временем, проблемы на нефтяном рынке всколыхнули всю Южную Америку, но больше всего пострадает самая слабая экономика в регионе - Венесуэла. Она полагается на продажи нефти для того, чтобы импортировать продукты и топливо. Даже до обвала цен стране было сложно найти покупателей из-за жестких санкций США. В МВФ прогнозируют, что экономика Венесуэлы рухнет на 15% в этом году. И это наибольшее падение в регионе.

В Эквадоре президент Ленин Морено назвал обвал энергетического рынка "наиболее критическим моментом в истории страны". Как и в случае Венесуэлы, падение цен застало Эквадор в худший момент. Поскольку страна страдает от наиболее агрессивной вспышки коронавируса в регионе. К тому же ей приходится разбираться с постоянными авариями на нефтепроводах.

Читайте такжеНефтяное пике: цена “черного золота” упала до минимальной в этом веке

На этой неделе исполнится четыре года с момента, как крон-принц Мохаммед бин Салман объявил, что в 2020 году Саудовская Аравия сможет выжить и без нефти. Это предсказание оказалось слишком оптимистичным. Королевство остается одним из крупнейших производителей нефти в мире и зависит от нее не меньше, чем когда-либо. Став фактическим правителем Саудовской Аравии, принц Мохаммед начал ряд инициатив: от диверсификации экономики до расширения сферы туризма и развлечений, подавления врагов в Йемене и конфронтации с Ираном. Теперь обвал цен на нефть отбирает у Эр-Рияда финансы, нужные на все эти проекты. Это означает, что вместо того, чтобы инвестировать в новый город на побережье Красного моря, который функционирует на солнечной электроэнергии, принцу Мохаммеду приходится заниматься балансировкой бюджета страны.

Для правительства Саудовской Аравии это была проблема еще до начала нефтяной войны с Россией в прошлом месяце, которая тоже внесла свой вклад в начало обвала цен из-за пандемии. Чтобы сбалансировать бюджет, Саудовской Аравии нужно, чтобы баррель стоил 80 долларов. А это в четыре раза больше, чем сейчас.