REUTERS

Снова возникает страх азиатского кризиса, как в 1997 году. Тем не менее, в настоящее время государства лучше подготовлены, чем 17 лет назад. Новый кризис существенно отличается.

Об этом сообщает Кристоф Хайн в своей статье «Кризис в Азии – это не новый азиатский кризис», опубликованной на сайте газеты Frankfurter Allgemeine.

17 лет назад, под мостами на Чао Прайя в Бангкоке стояли домохозяйки и продавали свои сумки от Chanel. Таким образом, они пытались заработать несколько сотен долларов, чтобы помочь погасить долги своих мужей. Это была низшая точка азиатского кризиса. Таиланд, Индонезия, Малайзия, а также Тайвань и финансовый центр Гонконг оказались в ловушке бесхозяйственности, иностранных долгов, девальвации. Цена была высокой, и странам Юго-Восточной Азии, чтобы восстановиться, понадобились годы и подъем Китая.

Теперь заголовки переживают вторую весну: Похоже, нам снова грозит «азиатский кризис».

«Ситуация напоминает предвестника азиатского кризиса», предупреждает Альберт Эдвардс, инвестиционный стратег французского банка Société Générale. «Травма 1997 ощущается до сих пор», говорит Фредерик Нойманн, экономист по вопросам Азии в банке HSBC.

Два года назад Нойманн говорил о «демоне азиатского кризиса», который регион очень хотел бы забыть. Особенно ужасающими оказались потери стоимости некоторых валют Юго-Восточной Азии на международном рынке: индонезийская рупия в течение трех месяцев потеряла 8 процентов своей стоимости по отношению к доллару, малазийский ринггит находится на отметке ниже своей стоимости 1998 года. Поэтому, в Малайзии обсуждается контроль за движением капитала – в 1998 году страна ввела его, вопреки советам Международного валютного фонда.

 «Подушка» в этот раз больше

Тот кризис начался в Таиланде. Существенная девальвация бата привела к тому, что  королевство больше не могло оплачивать свои долги. Как беглый огонь, кризис задел и соседние страны: все они жили далеко за пределами своих возможностей. Карточный домик рухнул. С последствиями Юго-Восточная Азия боролась в течение многих лет. Именно это теперь дает надежду. Потому что у кризиса, который в настоящее время, кажется, начался в Китае, другие предпосылки в Юго-Восточной Азии. В 1998 году причиной были кумовство и коррупция, валютные спекуляции, сверхзадолженность, едва существующий банковский надзор и неопытные политики на мировой арене, которые годами оставались у власти.

REUTERS

С тех пор многое изменилось. Конечно, коррупция и кумовство, особенно в Малайзии и Индонезии, по-прежнему чрезмерны. Но три основных критерия сейчас выглядят по-другому: большинство стран в регионе накопили довольно значительные долларовые резервы.

Так, Малайзия в течение нескольких месяцев поддерживает свою валюту, и все еще располагает более чем 90 млрд долларовых резервов.

Большинство стран в регионе констатируют – в отличие от 1997 года – излишки баланса текущих статей. В 1995 году Малайзия зафиксировала снижение производительности экономики на 10 процентов, сегодня профицит составляет 7 процентов. Таиланд тогда записал минус 8 процентов, а сегодня по-прежнему профицит 3,5 процента.

И в конечном счете, долгов в Таиланде действительно много. Но на этот раз они взяты в основном в местной валюте. То есть, их не нужно будет за одну ночь погасить или выплачивать проценты из-за роста доллара. Просто «подушка» теперь больше: если во время азиатского кризиса соотношение краткосрочного долга и валютных резервов в Южной Корее составляло более чем 300 процентов, то сегодня – это 30 процентов. В Индонезии, крупнейшей экономике Юго-Восточной Азии, тогда было 190 процентов, а теперь она сообщает цифру в 50 процентов. Также для Восточной Азии будет оставаться важным экспорт. Но внутреннее потребление стремительно растет – в Юго-Восточной Азии, оно в настоящее время составляет четверть от общего спроса.

Риски по-прежнему остаются

«Все это делает азиатский кризис гораздо менее вероятным», говорит Нойманн. Также с 1998 года страны создали сетевые структуры с большим защитным экраном, который также поддерживается крупными соседями Японией и Китаем, с их огромными деловыми интересами в Юго-Восточной Азии. «Между 1997 годом и сегодняшним днем – пропасть»,  утверждает Ричард Джеррам, главный экономист банка Сингапура. «Регион, в целом, гораздо более стабилен, чем тогда, у него есть валютные излишки, и он менее уязвим в отношении долларовых долгов».

REUTERS

Тем не менее, риски остаются, хотя они и отличаются от 1997 года: Военные правительства в Таиланде и Бирме экономически неопытны, в Малайзии правительство находится на грани краха, в Индонезии – новый президент действует, прежде всего,  в интересах защиты. Это увеличивает риск принятия неправильных решений. Низкие процентные ставки, безусловно, привели к увеличению долларовой задолженности: если в 2011 году для ста крупнейших компаний в Юго-Восточной Азии она составляла 16 процентов, то в настоящее время – уже более 30 процентов.

Гораздо более опасной кажется проблема роста Азии: корпорации стареют, но производительность почти не увеличивается, богатство не распределяется на справедливой основе. И становится еще труднее, поскольку важный торговый партнер Китай растет медленнее.

Юго-Восточная Азия должна экономить свои ресурсы, стимулировать внутреннее потребление, уменьшить зависимость от Китая и найти выход из ловушки среднего класса. Сегодня политики должны найти решения структурных проблем и реализовать их в обществе. С каждым днем это становится труднее, и в то же время еще более необходимо. У следующего кризиса, если он наступит, будут другие предпосылки, чем у кризиса 1997 года.