На фото - гора Рашмор / flickr.com/photos/alwaysshooting

В каком порядке администрация Обамы размещает самые большие внешние угрозы национальной безопасности Америки? Короткий ответ: это зависит от того, кого и какое агентство спрашивать.

Об этом говорится в редакционной статье «Кто наибольшая угроза для Америки?», опубликованной на сайте газеты The New York Times.

Официальное мнение – все и сразу, признак быстро меняющегося мира, различные бюрократические приоритеты и спутанное мышление. Возникает вопрос: если чиновники не могут договориться о том, какие угрозы наиболее неотложные, как они могут разработать правильные стратегии и должным образом распределить ресурсы?

Начнем с системы военных ведомств Америки. В прошлом месяце, Пентагон поставил Россию на первое место в своем списке угроз. Генерал Джозеф Данфорд младший, новый председатель Объединенного комитета начальников штабов, назвал Россию «экзистенциальной угрозой» № 1 на своих слушаниях по вопросу утверждения в должности, а затем Северную Корею, Китай и Исламское государство, или ИГИЛ. Другие высшие военные чиновники говорили то же самое в выступлении перед Конгрессом.

Нет никаких сомнений, что отношения с Россией приняли опасный поворот, учитывая вторжение Владимира Путина в Украину и рисковые учения в воздушном пространстве НАТО.

Пентагон также нервничает из-за бюджетных сокращений, и бряцание саблями холодной войны может быть хорошим способом, чтобы получить больше денег от Конгресса. Но идею, что Россия является главной угрозой Америке, не разделяют другие важные игроки в Вашингтоне, в том числе Белый дом. Комментарии генерала Данфорда отражают «его собственную точку зрения и не обязательно отражают видение - или консенсус - команды президента по национальной безопасности», заявил в прошлом месяце Джош Эрнест, пресс-секретарь Белого дома.

REUTERS

В сентябре прошлого года, Обама заявил, что «на данный момент, наибольшие угрозы исходят от Ближнего Востока и Северной Африки, где радикальные группы используют недовольство для собственной выгоды». Но какие группы - Аль-Каида или ИГИЛ?

В течение некоторого времени, администрация считала Аль-Каиду более серьезной угрозой, потому что она совершала и по-прежнему планирует нападения на американскую территорию, в то время, как ИГИЛ, в основном, сосредоточено на захвате территории в Ираке и Сирии, чтобы установить халифат. Многие чиновники контрразведки и специалисты в области терроризма по-прежнему придерживаются этого мнения, и предупреждают, что посланники Аль-Каиды в Йемене и Сирии эксплуатируют хаос в этих странах, чтобы заложить основу для гораздо более разрушительных атак «массового поражения».

Но 22 июля, глава ФБР Джеймс Корни, заявил, что ИГИЛ является большей угрозой. На форуме по вопросам безопасности в Аспене он был особенно обеспокоен социальной медиа-кампанией ИГИЛ, которую они используют, чтобы охотиться на «проблемные души» в Соединенных Штатах, чтобы те либо вступили в борьбу в Сирии или Ираке, либо совершали нападения в Америке.

В феврале Джеймс Клэппер младший, глава национальной разведки, напомнил об угрозах в киберпространстве, в том числе из России, как о главной опасности, а также о контрразведке, терроризме и оружии массового уничтожения.

В какой-то степени, различные акценты появляются в результате различных обязанностей. ФБР играет ведущую роль в предотвращении терактов в этой стране. Пентагон задействует силы против Аль-Каиды и ИГИЛ и отвечает за защиту американских союзников по НАТО, если Россия станет агрессивной со странами Балтии или другими странами-союзниками.

ФБР играет ведущую роль в предотвращении терактов в этой стране / flickr.com/photos/nostri-imago

В то время как военные командиры, кажется, убеждены, что шансы на войну с Россией (единственной страной, чей ядерный арсенал находится на одном уровне с США) возросли, риск лишь немного выше, чем раньше. Администрация по-прежнему по возможности привержена сотрудничеству с Москвой, чтобы добиться мирного исхода.

Генерал Мартин Демпси, уходящий с должности председателя Объединенного комитета начальников штабов, в национальной военной стратегии 2015 года сказал: «Сегодняшняя глобальная среда безопасности самая непредсказуемая, которую я видел за 40 лет службы». Громадным вызовом для администрации является принятие решения о том, какие у нее должны быть приоритеты.

Читайте новости мира и переводы зарубежной прессы на канале УНИАН ИноСМИ